Эта цифра, конечно, имеет особое значение для человека. На нее привычно ссылаются философы, звездочеты, режиссеры и придумщики пословиц.  Ее предпочитали носить футболисты на майках, а школьницы проходили ее, привыкая  к «недельке»… Даже великие оружейных дел мастера отдавали предпочтение этому простому числу. Что такого адского вложил в него Бог?!  Кризисом совместно прожитых семи лет пугают семейные психологи, но почему-то крайне редко судьи оглашают приговор по требованию семикратного наказания прокурора. Количество цветов  в радуге, число нот в гамме – скажете, что все это случайно? А гномов семь и семеро козлят?!

Вот и семь лет «Пятницы» пронеслись семимильными шагами - как один день! Но столько собрали слов!  День рождения стал грустный, даже в день смеха – сказанное нам, а тем более написанное, напоминает эпитафию. Возникают вопросы о конце…  Ради чего продолжать, да и есть ли «патроны». Отстрелялись?! Барабан пуст. Понедельник никто не любит. Обыденность, круговорот и дождь с утра…  А потом вспоминаешь, что твоему сыну идти осенью в школу, и понимаешь… Принимаешь....  И идешь заряжать барабан! Проявляются честолюбивые претензии к обществу и государству… Удивляет, конечно, что люди, желая вместе с новыми звездами видеть новых героев, при этом до сих пор хотят жить на семи холмах и иметь семь пятниц на неделе! Чтобы это друг другу объяснить, нужны, видимо, новые цифры. Они обязательно будут, и не дробные!

А пока… поможем чем можем нашему оркестру сыграть небезызвестный фрейлехс: «Он выйдет из вагона, и двинет вдоль перрона. На голове его роскошный котелок. В больших глазах зеленых, на Восток…»


Сергей Потимков

Пятница – пятый день недели. Отсюда и родное название этого дня. Но в романских языках пятница – день Венеры. Например, по-корсикански это звучит совсем прозрачно: vennari. В некоторых христианских апокрифах пятница считается днем грешным –  в пятницу Адам был изгнан из рая, а Каин убил Авеля, именно в пятницу были повержены Содом и Гоморра...  В исламе считается, что конец света наступит именно в пятницу. Кстати, во многих мусульманских странах пятница – выходной день. На Западе же пятница день расслабухи: скоро уик-энд! В некоторых фирмах в пятницу даже отменяют рабочий дресскод. У моряков  выходить в море в пятницу – плохая примета. Как видим, пятница сама по себе – «семь пятниц на неделе». Каким же сардоническим умищем надо было обладать, чтобы именно так окрестить газету!

Выбор имени, названия  - это выбор судьбы. «Пятница» не поплывет, но зато и не утонет!

«Пятница» будет привлекать в основном читателей-мужчин, но работать в ней будут в основном женщины. В «Пятнице» вообще все будут работать так, что работу эту трудно будет отличить от отдыха – такая среда вызвана самой атмосферой пятницы. Но с другой стороны пятница – это канун субботы и возможного субботника.  Значит, «Пятница» - это вечный перекур, но  на грани  аврала. Зато «Пятница» во всем более конкретна. Это вам не расплывчатое «Время». Хотя  «Время» конкретно в другом – там понятно, кто хочет быть хозяином «Времени» и  пространства в нашем свободолюбивом Городе. Но если вдруг наступит конец света – жалуйтесь в «Пятницу»! Ей под силу проблемы даже вселенского ЖКХ.

А еще «Пятница» - это гороскоп, даже городоскоп с до боли узнаваемыми лицами. Это телепрограмма – и как приятно нелогично – не только на пятницу!

«Пятница» - это, напомню, «общественно-иронический еженедельник». Мы живем в ироническом обществе?  - спрашиваю я себя с сарказмом. Скорее, «Пятница» - это «иронично-общественный еженедельник».

«Пятница» родилась 1 апреля семь лет назад. 1 апреля она сделала нас всех Робинзонами в нашем еще скверно обитаемом Городе. Нам стало не так одиноко. А может, это все еще Розыгрыш? «Пятница» говорит: «Гражданин! У вас спина оранжевая!» А спина у него на самом деле бело-синяя. Оранжевый только зад. Это я к тому, что «Пятница» - все еще цветная газета. Согласитесь, в этом тоже есть ирония. Общественная? Да, если вы  читаете «Пятницу».

Александр Кирш

Ироничной газете
ироничного времени —
от знакомого бухгалтера

На войне время ускоряется, и год засчитывается за два. В наше тупое время это самое время проходит впустую — и потому, наоборот, замедляется, так что каждый год можно засчитывать только за день нормального времени. Итак, «Пятнице» — 7 дней, это ровно неделя.

Причем без выходных: ну какие еще могут быть выходные, когда и так все стоит! Только когда все стояло при СССР, то стояние это всем было видно — аж до неприличия, а сейчас создается видимость всеобщего нестояния. Этим нестоянием страшно гордятся, выставляя имитацию шевеления на всеобщее обозрение, да только движения нет все равно. А если и есть, то куда-то в обратную сторону. Обратную той, что нужно, потому что где та, что нужно, никто не знает и, даже развернувшись на 180 градусов, каждый продолжает смотреть все равно не туда.

Исключение — «Пятница». Как и положено «Пятнице», она выходит в четверг, хотя достать ее можно уже в среду. Редко кто в наше время опережает себя же на 2 дня. Еще и в возрасте (см. выше) 7 дней от роду...

Сочетая отсутствие нестояния с постоянным движением, «Пятница» все время движется куда надо, даже если сворачивает. Потому что на самом деле сворачивают все остальные, а «Пятница» — куда шла, туда и идет, просто коллективно свернувшим этого не понять. Особенно тем, у кого на неделе 7 пятниц и ни одной «Пятницы».

В сталинское время недели, было, упразднили, и установили 6-дневки. Мы же в режиме «год это день» пошли еще дальше: у нас — сплошные 5-дневки. Первая, правда, уложилась на заре независимости где-то в 3 дня, потом были две подряд 5-дневки стабильности и застоя, а затем случилась еще одна — самая тупая 5-дневка, за которую мы поняли, что тот 10-дневный застой был счастьем. И небывалым прогрессом. К каковому прогрессу мы сейчас — в порядке регресса — и вернулись. И счастье стало так близко. Уже совсем рядом. Хотя и гораздо дальше, чем в самом начале.

Зато по неясным признакам вроде бы обнаружился свет в конце тоннеля. Правда, как всегда, не с той стороны, но тут главное — не сворачивать. Ибо как только свернем — он снова окажется сзади. Земля-то вращается тоже — вот в чем дело.

Да и какой смысл стоять лицом к свету, если глаза уже прекрасно привыкли к темноте и без нее не могут...

Хотели было заставить предпринимателей НЕ платить НДС — они взвыли и вышли на демонстрации; Родина испугалась и сжалилась, разрешила платить, а Европа охренела.

Приняли было закон о борьбе с коррупцией — все потребовали его отложить, потому как он оказался о борьбе с предпринимателями, Родина снова сжалилась и отложила, а потом еще раз; Европе уже и хренеть надоело.

И на этом жутком фоне — «Пятница». Великая, могучая, правдивая и свободная. Не будь ее — как не впасть в отчаяние... Но нельзя верить, чтобы такая «Пятница» не была дана великому редактору... Ну в крайнем случае — просто хорошему.

Э, великий (ну в крайнем случае просто хороший), а страной — слабо? А хотя бы кусочком? Впрочем, кто тогда будет делать «Пятницу»...

В общем, с днем варенья, милый часопис! А как в азарово время надлежит произносить это диковинное украинское слово, ясно из следующей поздравительной оды:

Хоть летит держава вниз
(а соседка дразнится),
процветай, наш часопис —
дорогая «Пятница»!

Константин Кеворкян

Во-первых, разрешите поздравить газету с семилетием. Понимаю, что встречаете вы эту дату в непростых условиях, переход в оппозицию грозит как финансовыми негараздами, так и опасностью маргинализации издания в современном информационном потоке. В этой связи пару дружеских советов от человека, который последние пять лет провел в жесткой оппозиции  «оранжевому» режиму, студию которого последовательно лишили эфира несколько телеканалов, добывающего хлеб насущный за счет рекламы в условиях экономического кризиса.

На мой взгляд, эпоха от перестройки до «оранжевой» революции наглядно продемонстрировала нашему обществу силу правильно организованной манипуляции сознанием. Как показывает практика, людей можно убедить в чем угодно. Прикрываясь словами "демократия", "свобода слова", "национальное возрождение" два десятка лет нами правят люди, преследующие свои узкокорыстные интересы.  Уровень жизни среднего гражданина резко упал, как и срок его жизни, в нашу жизнь прочно вошли понятия "терроризм", "заказное убийство", "откат", а нас все убеждают, что общество идет по столбовой дороге цивилизации. Колоссальная заслуга в этой убежденности принадлежит средствам массовой информации.  Именно они, опираясь на профессиональный дар внушения, несут обществу информацию, что раньше, дескать, мы жили  значительно хуже, советское прошлое характеризуется исключительно голодоморами, репрессиями и чудовищными страданиями диссидентов. А та форма правления, которая существует сейчас, лучшая для простого народа,  который сам себе выбирает правительство, а приложив некоторые усилия, может разбогатеть, ну и, конечно же, обязан радоваться свободе слова.

Все это ложь. Те, кто постарше, знают, что такой вопиющей нищеты, кричащих противоречий и деградации образования в Советском Союзе не было. То есть большинству граждан жилось лучше. Что же это за независимость, которая привела к обнищанию и вымиранию несколько миллионов человек коренного населения нашего государства? Что это за реформы, разорившие Украину, которая еще не вышла на уровень производства 1990 года?

Мифы, созданные СМИ, работают на сохранение подобного порядка вещей и в будущем. При установившемся в Украине олигархическом строе СМИ в подавляющем большинстве содержатся и управляются теми людьми, которые и далее заинтересованы в продолжении подобной практики (может, без  самых острых углов), но при безусловном сохранении власти лиц, присвоивших за последние 20 лет национальное достояние. А значит, обработка сознания общества, дезориентация народа с помощью мифических лозунгов (в том числе национальных) будет и дальше являться особенностью работы СМИ в современном мире.

Хотите участвовать в этой игре? Ваше право - тем более что кушать хочется всем, включая редактора. А может, все-таки попробовать сыграть собственную партию, вдохнуть пьянящий воздух свободы. Как там писал Маяковский: "А когда мне, грубому гунну, кривляться перед вами не захочется, и вот - я захохочу и радостно плюну, плюну в лицо вам, я, бесценных слов транжир и мот!"

Овладейте даром бесценного слова на благо людей. Да, бедно. Да, неблагодарно. Зато какая свобода... Чего и всем желаю.

Андрей Войцеховский

Ух ты! Столько лет уже выпускается. А казалось, что это было совсем недавно. Помню, Юра Луценко (впоследствии главный милиционер), тогдашний мой шеф по социалистической прессе, просил меня размещать статьи Коробовой в харьковских изданиях… Газета «Пятница» была единственной, которая в то время не побоялась размещать на своих страницах коробовские  разгромные фельетоны.

Сперва  название газеты мне не понравилось.  А почему не назвали  «Робинзоном»? Но мне вежливо объяснили, что газета будет выходить по пятницам перед выходными днями. Отсюда и ее название.

В Харькове газета прижилась и является интеллектуальным изданием, которое может и не всем нравиться. «Пятницу» можно в чём-то сравнить с «Зеркалом недели», но харьковское издание не получает грантов из-за «бугра». Сейчас для прессы не самые лучшие времена, но мне бы очень хотелось, что бы газета и далее издавалась и радовала своих читателей.  Кстати, газету систематически покупает и читает моя старшая сестра, хотя пенсия у нее минимальная. Думаю, это о многом говорит. Газету любят и читают.

Олег Ельцов

C Игорем Поддубным и его «Пятницей» познакомился пять лет назад – в день судебного разбирательства по моей публикации, которую перепечатал Игорь. Статью про беспредел харьковских налоговиков я написал для интернет-сайта, потому что столичные газеты такое публиковать боятся. А харьковские, по крайней мере одна из них, – нет. Мы с «Пятницей» тогда выстояли, хотя я был удивлен беспредельным поведением налоговиков, которые стращали редактора Поддубного прямо в зале суда.

Собственно, это не единственный случай, когда я убеждался, что не все лучшее, что есть в Украине, сконцентрировано в Киеве. И региональная пресса порой дает столичным СМИ пример того, как следует делать настоящую журналистику «на передовой».

С тех пор в украинских СМИ и в стране мало что изменилось к лучшему (ну разве что перестали отрезать журналистам головы и убивать их битами), а значит, нам еще осталось поле для работы. Долгие лета, «Пятница»!

Любовь Чуб

Я хорошо помню тот день:  вечер, экспресс «Киев – Харьков», усталость от «намотанных»  километров и раздражение при виде кипы рекламных проспектов на моем кресле (ну не люблю я рекламу!)…  Тщательно засовывая  «макулатуру»  подальше, я вдруг увидела среди глянцевых блестящих проспектов  какую-то газету.  Что за «Пятница», почему не знаю? Начала читать…  Содержание  того номера не зафиксировалось в памяти. Осталось только ощущение: нескучно и с претензией. Почему-то понравилось название (может, ассоциация с классикой способствовала?), оригинальными показались «фотогороскопы»… Но качество материалов оставляло желать лучшего.  Да и с орфографией проблемы были… Помню, подумала: судьба этой газеты  так же недолговечна, как и многих ее сородичей.

Я заблуждалась!  Прошло семь лет,  а «Пятница» не только не исчезла с медийного пространства, а, наоборот, значительно укрепила свои позиции.  А главное – сильно  выросло качество материалов, расширилась тематика, и я всегда с удовольствием читаю все, что написано умно и хорошим языком, хотя у меня, как и у коллектива редакции, не совпадает мнение с авторами.

С удовольствием читаю передовицы главного редактора. Острый, скорее саркастичный, чем ироничный, язык, пара-тройка хлестких фраз делают материалы всегда читабельными.

Интересно было отслеживать и цветовую гамму материалов: от агрессивно оранжевого  до умеренного бело-красного. Стоит, однако,  заметить, что газета, в силу своих возможностей, добросовестно пытается высказывать две точки зрения на какую-либо актуальную тему.  Более того, в последнее время в некоторых материалах отмечалось и явное несогласие с незыблемыми истинами «своих», если они проявлялись в виде двойных стандартов. Однако, понятное дело, шила в мешке (в смысле, латентное политическое кредо) скрыть все равно не удается. Да, я думаю, и цель такая не стоит.  Если звезды зажигаются, значит кому-то это нужно? Во времена  всепоглощающего «оранжевого» торжества мне, как и многим моим коллегам по Партии регионов, здорово доставалось  от «Пятницы». Причем материалы были зачастую грубыми, оскорбительными. Понятно, это не вызывало у нас восторга… Но шло время, трансформировались общественно-политические процессы, темнели розовые очки, переоценивались ценности… А вместе с ними менялась и тональность материалов «Пятницы».

Думаю, значительную роль в этом сыграл и депутатский мандат главного редактора.  Просто умничать – это одно. А чувствовать ответственность за те решения, за которые голосуешь на пленарных заседаниях, это уже немного другой уровень. Аналитические материалы, попытки найти ответ на вопрос: кто мы, зачем пришли и что сделали для своих избирателей, заслуживают комплиментарной оценки.

Сегодня «Пятнице» семь лет! Счастливое число, счастливый период жизни!  Поздравляя коллектив редакции с этой датой, я хочу пожелать всем творческих успехов, прекрасного чувства юмора  и достойного финансирования!   Потому что дальнейшая  миссия у вас будет еще сложнее: совместить ироничность, оппозиционность и объективность – это даже посложнее, чем «капитал приобрести и сохранить невинность».

Вячеслав Манукян

«Ничего не будет! Газет, книг, театра – ничего! Одно сплошное телевидение!» Так или почти так рисовал будущее один киногерой. В сущности, Рудик, или как там его, оказался прав. «Ящик», или теперь жидкокристаллическая «доска» многим заменяет все – книги, журналы, газеты – все.  Нет, конечно, газеты, журналы еще живы. Иных уж нет, другие превратились в личные «дацзыбао» или широкополосные рекламные буклеты, третьи просто опасаешься брать в руки из санитарно-психиатрических соображений… Короче говоря, бумаги много, а читать – нечего.

Лет пять назад я совершенно случайно наткнулся на «Пятницу» в каком-то переходе метро. Собственно, привлекла мое внимание боевая раскраска и дерзкое заявление о том, что это газета для тех, кого еще не приучили думать как положено. Тогда мне это показалось несколько претенциозным – получается, читателей других газет уже как бы приучили. Малиновую (тогда) газету я взял, так как относил себя к «неприученным». С тех пор дружим.

Не знаю, приучен ли типичный читатель «Пятницы» думать, как приказано (партией-правительством и проч.), но типичный писатель в этот еженедельник явно не «приучен» к чему-либо. Например, к так называемой политкорректности. Англичане говорят, что лопату следует называть лопатой. Называть вещи своими  именами – не это ли главный принцип свободной журналистики? Но «пятницы» не только называют лопату лопатой – они еще этой лопатой активно работают. Нет, не «копают», охотников копать и, особенно, копаться – легион.

Вообще, словосочетание «свободная журналистика» явно страдает избыточностью: несвободная журналистика - это не журналистика. «Пятница» в этом смысле (это мой собственный взгляд на вещи) – последний бастион свободной  журналистики в Харькове и окрестностях. Я говорю здесь о серьезной журналистике, не боевых листках и электоральных  «проектах».

Кстати, о серьезности. Насколько мне известно, «Пятница» –  единственный общественно-иронический еженедельник в Украине. Один читатель как-то назвал газету «сатирической». Что, вообще-то, совершенно не унизительно, даже наоборот. Но и неверно. (Хотя академический словарь и определяет иронию как «важный стилистический способ юмора или сатиры»). Перефразируя Камю, газета (как и человек) – это стиль. Стиль «Пятницы» – здоровая ирония. О самых серьезных вещах можно, оказывается, говорить так, чтобы не навевать скуку или, того хуже, страх за свое и страны будущее. Ирония – это то, без чего «Пятница» моментально превращается в понедельник, а зачем, скажите, нам еще один понедельник?

Знакомый говорит, что «Пятница» для многих слишком сложна: «Проще надо, проще, народ этих тонкостей не понимает…» Иронизируют с теми, кого уважают. Для «массы» нужно все упростить, разжевать, показать на пальцах. У «Пятницы» нет «массы», есть – читатель, которого еще не научили «правильно» мыслить. Возможно, такой читатель и составляет ту «критическую массу», которая не позволяет этому миру окончательно свихнуться. С чем, в день рождения самой иронической (и ироничной) газеты, я и поздравляю «Пятницу» и ее Читателя.

Сергей Васильев

Одна из характерных черт времени – его течение. Не успела редакция отойти от празднования пятилетия, которое проходило при небольшом скоплении народа и не в Колонном зале Дома Союзов, где обычно устраивались незабываемые мероприятия. И не во время губернаторского приема лились здравицы в честь по чести. А на газете, под селедочку, благо формат позволяет, граждане наливали за пройденное. Как пришла новая напасть: семилетие. Время неумолимо влечет коллектив к десятилетию. Оттуда рукой подать до классики. Приближаясь к заветному порогу известности и располагаясь равноудалено от дающих «заслуженных», редакции все же хотелось бы видеть - пусть одного. Одного главного, официально признанного, в своих рядах. И равняться на него. Ибо сплоченная шеренга, сбиваясь, не по уставу таращится на эстетически выдержанную грудь четвертой Маши. Третьего не дано. Однако газета не алчет сомнительной славы и быстротечных благ, равно как и трудностей. Важно понимание полезности. А она подспудно присутствует во множестве писем, телеграмм и других беспокойных корреспонденциях. Это множество, отражаясь темами на полосах, отражает общественное бытие.

Семь лет изменили страну. Они изменили газету. Время не может всего, что ему приписывают. Несколько лет назад ушел из жизни Боря Косвин. А оно все не лечит и не лечит. Пегас, сын Горгоны, уже не бьет копытом, не рвется в облака, он превратился в ординарного, опытного пахаря Сивку-Бурку. Как тут не довериться чужому опыту, соглашаясь, что старый конь борозды не портит! Не надо ничего выдумывать, - только смотри и слушай. Неожиданные на слово и дело власти приносили и, наверное, неоднократно принесут пищу для иронии. После распада союза тяжело представить себе власть любимую ни за что. Тем более власть, которую надо бояться. Ее надо уважать за сделанное. Иронизировать по поводу. Смеяться над глупостью. Несмотря на степени и звания, она не может быть лучше тех, кто ее выбрал.

Семь лет не прошли бесследно. Каким будет следующее семилетие? Какие темы станут волновать умы политиков и власть предержащих? Какие неожиданные повороты и каких новых героев преподнесет нам история, не знает никто. Глупый король – явление обычное, даже обыденное, а вот глупый шут – из ряда вон выходящее.

Анна Журба

Семь лет, семь пятниц... Банально, но символично. Как всегда, вспоминая множество смешных и важных эпизодов, связанных с этой газетой в моей жизни, немного мучает ностальгия. Кажется, еще только вчера проходила пресс-конференция, посвященная поджогу машины главного редактора газеты. Только вчера кипели бурные споры с руководством газеты о взаимоотношениях между различными ветвями власти и политическими течениями в нашем славном городе. Только вчера я завидовала белой завистью девчонкам из газеты, которые регулярно совершали горные восхождения всем коллективом. Только вчера на целую полосу в газете появилось обращение к меценатам города с просьбой помочь собрать деньги на рояль. Что из этого войдет в историю, а что нет? Что реально важно. А что нет? Для меня навсегда эта газета – это прежде всего люди. Не абстрактные сотрудники, а вполне конкретные и очень близкие мне люди, которые неоднократно поддерживали и помогали мне в непростых ситуациях, и не только по работе. И где бы я ни находилась, какой бы работой ни была занята, просьба написать пару строк для газеты "Пятница" всегда будет для меня приравнена к незыблемой необходимости. Как и во всех случаях, когда мне о чем-то просят друзья...

Ростислав Касьяненко

2003 год… Впервые я увидел «Пятницу» в экспрессе «Харьков - Киев». Привлекла шапка: «общественно-ироничный еженедельник». Ого, думаю, встретились два одиночества: это кому из коллег удалось найти учредителя с таким чувством юмора? Оказалось, это Поддубный встретил Авакова. Респектище, Игорь, мегауважуха, Робинзон Борисович!

Наблюдая эти семь лет за газетой со стороны, могу констатировать парадокс. Сформировав за год эксклюзивный формат стёбного чтива, издание ничуть не изменилось за эти семь лет. А главное, оно по-прежнему регулярно выходит (почему-то в четверг)!

Впрочем, я немного слукавил: пару месяцев в начале 2004-го мне довелось вместе с Сережей Васильевым и Борей Косвиным ударно поработать над этим проектом. Помните новогоднюю передовицу «На острове в Коробовых хуторах у Толика Перадзе сгорела дача»? Каюсь. Следующий первополосник, если не ошибаюсь, назывался «Водка для губернатора» - о том, как ЕПК заехал проинспектировать «Таргет». Эх, было время…

Впрочем, что это я? Следующие шесть лет были не менее насыщенными. После революции губернатором стал сам Аваков (надо думать, не только потому, что с водкой в его супермаркетах было все нормально), учредители «Таргета» штурмовали – кто мэрию, кто ГАСК, кто Клочковскую, а Евгения Петровича вскоре не стало. Как и Бориса Косвина, Андрея Гунченко, Сергея Короткова… Однако дело, которое делал каждый из них в этом городе, живет – в партии ли, музыке или журналистике.

Живет и «Пятница», на второй полосе которой каждый из нас, независимо от того, где и на кого он сегодня работает, может опубликовать свой газетный блог. Аффтарам – пидистал!

«Пятница» приглашает своих постоянных читателей на чай с апрельскими тезисами. Чаепитие состоится 9 апреля, в пятницу, в 15.00 в кафе «Пятница», которое находится на перекрестке улиц Шевченко и Саперной. Это не первоапрельская шутка! Честное слово!