fraz.jpg

«…Если мы не забудем этого исторического момента, нам нужно будет разобраться в том, как сложился основной круг интересов [Украины] в вопросе о теперешнем, тягчайшем, так называемом похабном мире…

Если страна знает, что она наверное попадет в ловушку, она должна отступить; она не может не отступить, хотя бы даже для прикрытия отступления понадобилось подписать похабный, поганый мир, – как угодно ругайте, а все же подписать его необходимо. Нельзя считаться с чувством дуэлянта, который вынимает шпагу и говорит, что я должен умереть, потому что меня заставляют заключить унизительный мир. Но мы все знаем, что как ни решайте, а [газа] у нас нет, и никакие жесты не спасут нас от необходимости отступить и выиграть время, чтобы [Украина] могла вздохнуть... Это должен знать всякий, кто смотрит на действительность, не обманывая себя фразами и фанабериями...»

Да простят меня члены КП(б)У и других партий настоящего, ленинского типа за неточное использование цитат их вождя. Неточности содержится, впрочем, только в скобках, а в остальном – текст Ильича подлинный (см. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Том 36).
Исторические харьковские статьи можно рассматривать в трех плоскостях – политической, экономической и юридической. (Хотя когда речь идет о международном праве, договорах между государствами геометрия Евклида да и Лобачевского-Римана не действует. Упомянутые юридическая и политическая плоскости, будучи перпендикулярными, совпадают, сливаются – где право, а где – чистая политика разобрать невозможно.)

Еще менее различима граница между политической и экономической составляющей такого рода договоров. В 70-х гг. прошлого века СССР заключил с ФРГ «договор века» – сделку, которая получила название «газ - трубы». Контракт стал самым масштабным за всю историю советско-европейских отношении. предполагающим сотрудничество в течение многих десятилетий. По этому договору Запад поставлял в Советский Союз трубы большого диаметра, а Страна Советов обязана была качать в Европу… да, именно тот самый газ, относительно которого сегодня качают права все кого это касается и не касается. Политические мотивы играли немаловажную роль в этих соглашениях. Вначале немецкая политическая элита не возражала против них, но позднее канцлер Аденауэр наложил запрет на экспорт труб и оборудования. (Так и хочется приписать: «…в которых так нуждалась молодая Советская Республика».) Запрет получил резкую реакцию со стороны западногерманских промышленников. «Круп», «Маннесман» и т. д. были недовольны политикой правых. Развернулась дискуссия в бундестаге. А с приходом к власти коалиции право-левых (ХДС/ХСС+СД), а еще позже – социал-демократов Вили Брандта никто уже не мог помешать контракту века. Даже американцы, требовавшие от ФРГ отказаться от сделки с «империей зла» (Рейган) по той причине, что в случае войны русские танки будут получать горючее прямо из «трубы»! Грубо говоря, как оказалось, крупам, маннесманам и рургазам что Гитлер, что Аденауэр, что Брежнев, что душка Вили Брандт – все едино, главное – выгодный гешефт.
Как бы то ни было, сделка «газ - трубы» смягчила политический климат, началась «разрядка международной напряженности», выражаясь жаргоном «Международной панорамы» 1970-х.
«Сделка века» (некоторые говорят «сделка с совестью»), заключенная Украиной и Россией – тоже можно назвать контрактом «Газ - трубы». Газ – наш, трубы (военных пароходов) – российские. И какие будут отдаленные последствия этого договора - никому неизвестно.
Юристы, которые могут доказать все, что (клиенту) угодно, могут говорить все, что им заблагорассудится: договор – антиконституционный (оппозиция) или наоборот – соглашения подписаны в полном соответствии с духом и буквой Основного Закона (коалиция) и на основе норм международного права то есть…

розвиваючи відносини на основі принципу стратегічного партнерства, зафіксованого в Договорі про дружбу, співробітництво і партнерство…
відповідно до ст. 1 Угоди між Урядом України і Урядом РФ про вільну торгівлю …
и т. д. и т. п.

Текст Конституции, писавшейся, если кто уже забыл, с большого бодуна, на базе многочисленных «консенсусов», представляет собой (до сих пор) сугубо компилятивный документ, напичкан противоречиями, где «сдержками и противовесами» и не пахнет. Норму о военных базах можно перекрыть «переходными положениями» Конституции и разного рода календарными манипуляциями (см. рассуждения о легитимности «большого договора» нужного всем Литвина). Было бы желание. Желание такое есть. Как было желание «электората» иметь именно такую власть.

В международной политике прав тот, как утверждал один англичанин, у кого больше флот. Во внутренней политике прав тот, у кого больше голосов в парламенте. Это – демократия.

Что касается харьковских статей – «похабного», по мнению многих, мира с РФ, еще раз позволю себе сослаться на вождя: «Они только кричат: похабный мир, похабный мир, ни слова не говоря о том, кто довел [Украину] до этого положения…»

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»

«Государство - это насилие» - В. И. Ленин, 1917 г. Что ж, времена меняются. Современное государство - это кидалово.