kuzma.jpg

Цензура (лат. censura) — надзор государственной власти за печатью и средствами массовой информации; государственное учреждение, осуществляющее такой надзор. Контроль за содержанием, хранением и распространением информации (это могут быть книги, статьи, видеофильмы, радио- и телепрограммы и т. п.) государство осуществляет для того, чтобы не допустить распространения идей и фактов, которые оно считает опасными, нежелательными...

Формально цензура в Украине запрещена. Конституция (ст. 15): «Цензура заборонена». Закон України «Про телебачення і радіомовлення» (ст. 5): «Цензура інформаційної діяльності телерадіоорганізації забороняється». Закон України «Про інформаційні агентства» (ст. 2): «Забороняється цензура інформації, поширюваної інформаційними агентствами», Гражданський кодекс України (ст. 309): «Цензура процесу творчості та результатів творчої діяльності не допускається», Закон «Про інформацію» (ст. 45-1): «Цензура… заборонена».

Несмотря на такое обилие прямых запретов на цензуру, такая практика в той или иной форме имеет место до сих пор. Хотя, как признавали международные организации, в частности, Парламентская ассамблея Совета Европы, с 2005 г. положение начало меняться в лучшую сторону. Но уже в текущем году правозащитники отмечают возрождение цензуры. В мае Европейский союз журналистов заявил о том, что зафиксированы явные случаи введения государственной цензуры и давления на средства массовой информации, что свидетельствует о «сворачивании прав журналиста и прав человека в целом».
«Видео падения венка», как утверждают, побило все рекорды украинского сегмента глобальной сети. Ю-туб просто перегрелся от сладострастных посетителей, жаждущих зрелищ. Действительно – смешно, что чаплиновское в этом случайном «видео падения» есть. Но какой-то осадок, какое-то неуловимое ощущение дискомфорта, моральной изжоги остается (говорю о себе).
Эпизод с венком высветил проблему цензуры: власти, разумеется, пытались отредактировать эфир, «просили» журналистов «воздержаться» от показа инцидента. То, что только три отечественных телеканала выпустили ролик в эфир, может свидетельствовать: а) о высочайших этических стандартах тележурналистики, б) о явной или скрытой цензуре или в) быть сочетанием первых двух. Одна депутат-«регионал» совершенно серьезно заявляла в прямом эфире, что «раз это показали, значит, цензуры в Украине нет». Не значит, или, как говорили древние, non sequitur – не следует. Когда власть «просит» не публиковать статью («воздержаться»), не показывать некий ролик и т. п., это все равно, что хирург непосредственно перед операцией на сердце «просит» пациента уплатить добровольный благотворительный взнос. То есть можешь, в принципе, не слушаться и выдать информацию в эфир (не платить «добровольного» взноса).

Поэтому обращение властей к журналистам с просьбами так или иначе фильтровать продукцию, выдаваемую ими обществу, есть цензура. Это особенно очевидно для обществ с зачаточным пониманием идеи свободы вообще и свободы слова в частности. Например, говорят о каком-то «кощунстве» журналистов, давших в эфир «поединок с венком». Кстати, и сами названия этого эпизода, комментарии, обвиняют в «кощунстве».

СМИ — мощное оружие, и перо (микрофон, камера) журналиста могут служить силам разрушения, деградации. Но, как писал Ганди: «Если контроль осуществляется со стороны, он еще опаснее, чем его отсутствие. Контроль приносит пользу только тогда, когда он исходит от самого журналиста».
Критики свободы слова не понимают (не хотят понимать) одного: не власти решать, что (не) должны показывать журналисты о власти. Это все равно, что поручить муравьеду дело охраны муравьев. Аксиома, не требующая доказательств – достаточно здравого смысла и «инстинкта свободы». Здоровое общество (и власть) перенесут любую критику, «кощунство» и т. п. Больное – требует особого обхождения. Так мы больны или здоровы?

Что касается «кощунства», «неприличности» и т. п. обвинений в адрес журналистов, «желтой прессы», то эта возня напоминает беспокойство врача о насморке пациента, когда последний находится в терминальной стадии сифилиса. Поразительно! Государство попало «оперативное управление» интеллектуально обездоленных полукриминальных элементов, трещит по швам (сегодня – уже в прямом, политико-географическом смысле), а тут толкуют о насморке! Видите ли, «нехорошо» говорить о «знаках», «приметах», «звоночках» (сначала памятник основателям Киева, затем – зловещий удар венка…)
Впрочем, и на этот роток, вероятно, будет накинут платок. Для защиты духовного здоровья народа (а для чего же еще?) готовится законопроект о запрете всех этих «эзотериков» – гадалок, астрологов, хиромантов и других специалистов по паранормальным практикам.

…И все же, если бы великий Чаплин увидел этот кадр, он бы непременно вставил его в свой фильм, доведя его до еще большего градуса «кощунства», несмотря на вопли серьезных узколобых дядек и «экспертов» по морали.
Тому що - смішно!

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»

Щас соберу всю волю в кулак... а потом из этого кулака оттопырю средний палец и покажу его...