2op.jpg

Наталия Торкут, доктор филологических наук
- Нужно ли возвращать в школы русскую литературу?

Началась целенаправленная и хорошо организованная атака, преследующая цель уничтожения самого школьного предмета «зарубежная литература». Ведь не секрет, что кое-кто как в Украине, так и за ее пределами, по-прежнему питает надежду возвратить школьную зарубежную литературу в лоно литературы русской, то есть возродить порядки советских времен, когда в школьной программе не было предмета «зарубежная литература», а отдельные художественные произведения зарубежных писателей рассматривались на уроках русской литературы. Такая ситуация и сейчас сохраняется во многих русскоязычных школах, где на уроках зарубежной литературы поэтические шедевры Шекспира и Байрона служат лишь своеобразным довеском к произведениям русских писателей. В этой связи хотелось бы высказать несколько соображений по поводу стратегии развития школьного литературного образования в современной Украине. Думаю, сегодня самой актуальной проблемой является реформа содержания образования. Украина должна найти свой собственный путь для решения этой проблемы с учетом своих стратегических интересов — интересов независимого государства, стремящегося в ХХІ веке занять достойное место среди цивилизованных стран. Школьные программы по литературе — как зарубежной, так и украинской — должны способствовать формированию личности будущего гражданина, вполне осознающего свою одновременную принадлежность как к украинской политической нации, так и к мировому сообществу. Отвечая на внешние вызовы, они должны помогать ученикам понять приоритетность духовных ценностей, необходимость расовой, этнической, социальной, гендерной и религиозной терпимости.

Евгений Костюк, кандидат филологических наук.
- Нужно ли возвращать в школы русскую литературу?

Когда несколько лет назад было объявлено, что отдельного предмета “русская литература” в подавляющем числе школ нашей страны больше не будет, русская интеллигенция Украины пережила шок, затем – депрессию. Что касается широкой общественности, то она весьма условно осведомлена о том, что и как сегодня изучается по русской литературе в школе. И, тем не менее, большинство опрошенных не довольны существующим положением вещей. Они отдают себе отчет в том, что выбор языка образования по “паспортному” принципу, а не на основе культурной самоидентификации семьи искажает подлинную картину предпочтений граждан, что родители не свободны, ибо испытывают давление перспективы украиноязычных вступительных экзаменов в вуз и социализации ребенка. Периодически вспыхивающие на политической арене разговоры о потеплении украинско-российских отношений, о придании русскому юридически неопределенного, но психологически обнадеживающего статуса “официального языка”, активность общественных организаций, представляющих интересы русскоязычного населения Украины и тихий саботаж учителей-русистов привели к тому, что русская литература сохранила многие свои позиции, особенно в структуре обеих программ для старших классов. В свете всего сказанного сомнителен сам тезис о том, что сегодня для украинского школьника русская литература лишь одна из зарубежных, и потому должна скромно субординироваться с английской, французской, немецкой, американской. А коль так, то есть вполне научные исторические, методологические, организационные, психологические предпосылки для коррекции ныне действующих учебных программ. Причем, не только в соотношении объемов изучаемых текстов, но и содержательно.