parkGorkogo.jpg

Вырубка в парке Горького уже приобрела всеукраинскую известность. Успели раскрутить за пару дней. Ко вторнику – аллилуйя! – подтянулась основная масса СМИ и сочувствующие политики, но особо рассудительные умудрились досидеться по редакциям и офисам аж до четверга. Между тем активисты могли и не пережить выходные в информационной блокаде. Но пережили – чтобы столкнуться с этой вероятностью в любой другой день, хоть уже и под прицелами телекамер.

Во вторник к обеду приехал Аваков, привез Филенко. Ходили по вырубке от Сумской до Новгородской, Филенко подал депутатские запросы во все существующие институты власти, но признался, что обращаться к Платини и Ярославскому не спешит – чтоб не выносить сор и избы и не быть обвиненным в непатриотизме. И очень зря. Комитет по подготовке «Евро-2012» авось и заинтересовался бы ситуацией, отмониторил бы ее, как он это умеет, и не дай боже нашел бы нарушения… Как бы расстроился Ярославский – столько денег на стадион угрохал. Возможно, и компенсаций бы от городских властей потребовал. А об имидже страны и говорить нечего. Шантаж – это бескровный метод, в отличие от тех, что уже имели место во время противостояния. Все-таки уже успели и побить нескольких журналистов, и наехать бульдозером на ноги активистам, и отобрать телефон у бедняги Соловьева (правда, через секунду отдали, услышав наш возмущенный вой), а через пару часов вообще перебросили его через шлагбаум и уронили головой об землю, вплоть до сотрясения мозга. В сравнении с этим намекнуть властям о возможности упустить из рук возможность проведения футбольного чемпионата – это детская шалость.

В среду приехал Давтян, привез представителей польского консульства. Прошел по вырубке с краю, со стороны Сумской, и сокрушался, что не видит здесь ценных пород деревьев. Мы подсказали, что они дальше. Он сказал, что у него туда машина не проедет. Дык туда и велосипед не особо проедет, а женщина на каблуках вообще не пройдет, Александр Саркисович. Так что на нет и суда нет. В общем, Давтян, как всегда, был сама неопределенность, но по крайней мере оживился, когда узнал от нас, что со стороны Новгородской залезть проще, и там его тоже ждет много интересного. Впрочем, на тот момент там еще не было дополнительных баррикад, а также рва и вала с бревнами, заточенными до состояния штыков.

Приходили и ребята с детской железной дороги, жаловались на жизнь. Все-таки внятного объяснения на тот момент мы от властей так и не получили: будет то ли переезд, то ли тоннель, то ли мост, то ли ничего в принципе. В среду их детский поезд еще курсировал – один раз он даже виртуозно вырулил прямо перед камерой «Харьковских известий», когда она запечатлевала для истории помощника депутата Выровца Андрея Бородавку. Но уже в четверг к обеду пути перегородили полосатыми лентами, для пущей верности закрыли шлагбаум, поставили на него экскаватор, а ему на ковш облокотили три десятка активистов и сотрудников «Жилкомсервиса». И катайтесь, выпускники, на здоровье.

В революционных рядах в перерывах на атаки и визиты политиков шла своя жизнь. Баланс между «помогать» и «не мешать» соблюдался только потому, что все точно помнили, кто когда появился. Обрушиться впервые во вторник, как майский снег, и попытаться быть лидером на фоне, допустим, Вяткина или Рассохи, было делом безнадежным. Хотя и вопрос так изначально никто не ставил: главных нет, и не только в том смысле, что их нельзя выдавать на допросах. А в остальном работал принцип хронологии: яйца курицу не учат. Тем более, когда понятно, кто именно был раньше – курица или яйцо.

Но кроме этого многое не понятно. Объясните мне, убогой, вот что. Неужели сложно на баррикадах обеспечить дежурство одной-двух постоянно действующих видеокамер, а в редакциях – дежурство съемочной группы, выезжающей в любой праздник, выходной, в режиме «единственная причина неявки - смерть»? Хорошо хоть после выходных додумались охранять снимающих фото и видео, освобождать их от участия в стычках (ибо документирование едва ли не важнее), помогать им убегать и отбивать их у нападающих. Получалось это с переменным успехом, но все равно Интернет уже завален доказательствами.

Чем бы все ни закончилось, я хочу заранее выразить Кернесу благодарность. Если бы не он, не видать бы интеллигенции и творческой молодежи этой бесплатной возможности пожить на природе, среди умных и интересных людей, в атмосфере совковой «зарницы» и капиталистических квестов. За такой экстрим богатые люди платят бешеные деньги. А теперь представьте ситуацию: на второй день невнятной беготни по вырубке, еще и тропы оформиться не успели, а уже приезжает Геннадий Адольфович и говорит: я все осознал, вы правы, дороги не будет, идите домой, а я уж как-то сам разрулю с долгами. Представили? Вот это был бы ужас, я понимаю…

Видимо, пройдет, размоется, но пока услышав в городе рев мотоцикла, я каждый раз думаю: бензопила. И еще за эту недел на баррикадах от меня незаметно ускользнули все особенности мирного существования, и когда с ними приходится столкнуться – они с непривычки ошарашивают. Во время коротких забегов домой (слить фото и видео, слегка поспать и поесть – адреналин питателен, но все-таки не настолько) очень удивляешься, обнаружив в Сети сообщения о втором полуфинале «Евровидения», который, оказывается, уже прошел. Очень веселят какие-нибудь светские пресс-релизы, приглашения на выставки и презентации, по старинке приходящие на электронную почту. Дома не ходишь по квартире, а бегаешь, не говоришь, а орешь, будто оглохшая после рок-концерта – не спешка, не нервы, а просто энергия через край. А в трамвае, держащем курс из парка Горького на Салтовку, впереди тебя сидят выпускницы и смотрят фотки на мобильном; узрев там не хронику противостояния, а какие-то дачные цветочки в глиняных горшках и кадры с корпоративной пьянки, ты еле сдерживаешься, чтоб не расхохотаться. И еще очень смешно стало читать сетевые блоги моих любимых до недавнего времени персонажей – раньше талантливых и интересных авторов, а теперь вдруг просто обывателей, далеких от гиперактивной общественной жизни. Хотя тексты остались те же, но за ними не стоят реальные, сочные, яркие ощущения – потому получается серо и плоско, какие-то там их победки, успешки и счастьица, — фи... И общее впечатление сводится к двум репликам: «Нам бы ваши проблемы» и «Неужели не скучно так жить?»…

Кира СТАНИСЛАВСКАЯ, для «Пятницы»

Друзья весело, с уважением, объяснили, почему нехорошо разбивать последнюю бутылку водки.