5.jpg

Решение Печерского районного суда Киева об аресте сроком на два месяца руководителя Государственной таможенной службы А. Макаренко не комментируют только очень ленивые наблюдатели. Или ненаблюдательные. Между тем, политическая и политико-экономическая составляющая («Фирташ», «Путин», «Тимошенко», «Хорошковский», «Россия», RUE) практически заслонила юридические моменты этого дела.

Как известно – и это подтвердил сам глава СБ В. Хорошковский, – Макаренко был задержан и помещен под стражу в связи с тем, что он подозревается в причинении ущерба государству. Факт ущерба подтверждается решением Стокгольмского арбитража.

(Кстати, такого рода резонансные скандалы – «Стокгольмский арбитраж» или, например, «Гаагское решение по о. Змеиному» и т. п. – полезны с просветительской точки зрения. Я бы назвал этот феномен «эффектом Рейкьявика». Живет себе человек и знать не знает, что такое этот самый Рейкьявик и с чем его едят. Но после того столица Исландии стала местом исторической встречи лидеров «свободного мира» и «империи зла» – Рейгана и Горбачева, соответственно, геополитический кругозор населения этих стран и их сателлитов резко расширился. Советские граждане узнали, что дома исландцев на 80 % обогреваются природными горячими источниками, а парламент этой страны – самый старый в мире. «Свободный мир» смог убедиться, что не все советские президенты двигаются при помощи встроенных в них аккумуляторов. «Стокгольмский арбитраж», вероятно, также внесет определенный вклад в дело просвещения.)

Но вернемся к нашим баранам.

Итак, уголовное дело возбуждено «по факту нанесения государству ущерба в связи с решением Стокгольмского арбитража по иску компании RosUkrEnergo к Нафтогазу», как заявил первый заместитель генерального прокурора Украины В. Пшонка. Позднее дело против Макаренко и дело «по факту» объединили в одно производство.
Человека, не обойденного ассоциативным мышлением, бесхитростные ссылки карательных органов на некое «решение Стокгольмского арбитража» могут навести на мысль о Кафке с его «Замком» и «Процессом». В некоем невидимом отсель граде Стокхольме сидят в Замке великие мужи и творят Процесс о том, кто кому и сколько миллиардов денег (газа) задолжал – витязь Фирташ НАКу-дракону или последний Фирташу. Оказалось – так решил Стокхольм – держхолдинг должен «вернуть» компании Фирташа 11 млрд кубов газа. Иными словами, государству фактически причинены убытки. И решение о присуждении конвертируется – по логике карательной дружины – в приговор об осуждении фигурантов нехорошего контракта, приведшего к причинению убытков.

Но что такое «Стокгольмское решение» и какое значение имеет бумага Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма (таково полное название этого теперь уже знаменитого в Украине учреждения) для принятия решения о возбуждении УГОЛОВНОГО дела или, тем более, аресте гражданина Украины?

Кто видел текст этого решения?

Установил ли арбитраж факт хищения государственного имущества?

Могло ли вообще это учреждение (городская торговая палата) устанавливать что-либо, кроме правоты одной из тяжущихся сторон в коммерческом споре?
Кто, когда и каким образом легитимизировал решение иностранного коммерческого суда так, чтобы это имело законные последствия для украинской уголовной юстиции?
Почему, если сам факт решения, принятого в Швеции, показывает криминальную сущность газовых соглашений, не арестованы ВСЕ причастные к этому делу, а не только таможенник, «давший добро»?

В. Хорошковский в интервью каналу «Интер» в конце июня сказал, что «это КОНКРЕТНОЕ уголовное дело». Следователь принимал процессуальное решение [об аресте Макаренко] и то, что Печерский суд поддержал предложение СБУ, говорит лишь о том, что у нас были определенные основания для именно такого решения». О чисто «конкретности» (!) дела, конечно, трудно спорить с главой СБ Украины. А вторая часть пассажа означает фактически жегловское «виноватых без вины не бывает».

Нет худа без добра. Помимо просвещенческой пользы (см. выше) такого рода резонансных инцидентов, отягощенных, как говорят юристы, «международным элементом», они, эти инциденты, могли бы резко повысить эффективность и ответственность государственных чиновников перед налогоплательщиками.

В начале года Европейский суд по правам человека (Страсбург) присудил харьковчанке Мироненко 8000 евро. Суд признал, что Украина нарушила подписанную ею Конвенцию о правах человека, так как чиновники (милиция) недостаточно тщательно расследовали дело о смерти сына Мироненко. Аналогичные решения регулярно принимаются Страсбургским судом, Украина (читай — все граждане этой страны) каждый год выплачивает миллионные суммы компенсаций. Если бы «Стокгольмский принцип» (факт ущерба – чиновника на нары) приложить к Страсбургским решениям, для руководителей МВД и КГБ, тьфу! – СБУ, чиновников повыше и пониже рангом пришлось бы строить множество новых койко-мест.
Глядишь, строительная индустрия и вытянула бы экономику страны?

Вячеслав Манукян, магистр права, для «Пятницы»

Фильм "Алиса в стране чудес" в некоторых странах признан документальным.