5.jpg

Честное слово, в последнее время все чаще и чаще ловишь себя на мысли... Ловишь и тут же отпускаешь. Потому что мысль эта противна сама по себе и человеческой природе тоже. Кажется (только кажется?), что либо ты съехал с разума на обочину, либо окружающих выпустили на долгосрочные каникулы из желтого дома.

Вот, хорошо отдохнувший, судя по здоровому овалу лица, высокопоставленный кабминовский чиновник опровергает слухи о том, что кто-то пострадает от повышения тарифов на коммунальные услуги. Наоборот, говорит он, 95 % украинцев будут иметь право на субсидию – государство никого не оставит в беде. Если это и оговорка (насчет 95 %), то весьма символичная.
На таком, с позволения сказать, экономическом фоне многие другие тело- умодвижения высших властей выглядят совершенно фантастически. Как вам, например, дивная идея о переименовании украинской милиции в полицию?

Серьезные (по должности, по крайней мере) дядьки с большими звездами совершенно серьезно рассуждают о необходимости срочно переименовать правоохранительный орган из «Х» в «У». Причины называются самые разные.
«Милиция», утверждают, – это наследие ненавистного советского режима. Вызывает неприятные тоталитарные ассоциации. «Милиция», в переводе с какого-то иностранного, – это «вооруженный народ». А зачем нам вооруженный народ, к тому же нищий в своей основной массе (см. выше о поголовной субсидизации населения)? Приближается «Евро — двадцать двенадцать» (как сказал один вельможа), и надо не ударить лицом в грязь перед фанатами перекатывания круглого предмета по травяному полю двадцатью двумя (если не ошибаюсь) мужиками. Утверждают, далее, что «милиция» есть только в Китае, России, Северной Беларуси. А находиться в такой компании нехорошо, стыдно. Вся Европа, а также Северная Америка называет свои «органы» полицией. Кивают и в сторону Старшего Брата в лице Д. Медведева, поднявшего вопрос о решительной модернизации всего и вся, включая милицию.
Человек, не все свое время отдающий поискам еды и развлечений, проявляющий хотя бы поверхностный интерес к общественным проблемам, знакомый с азами элементарной логики, должен, мне кажется, задать простейший вопрос: «Кому все это нужно?» Попробуем построить простейший силлогизм. 1-я посылка: тотально коррумпированная правоохранительная структура мешает государству Украина и ее гражданам двигаться в сторону Европы, цивилизации. 2-я посылка: украинская милиция тотально коррумпирована. Вывод: надо менять НАЗВАНИЕ этой правоохранительной структуры.

Украинская власть отличается, независимо от цвета партийного флага, феноменальным презрением к логике. И поступает в этом отношении… логично. Народ, медленно, но верно загоняемый государством в более-менее теплое субсидируемое стойло с более или менее теплым и калорийным пойлом, и не ищет логики. Хлеба, зрелищ, Фриске, «Евро», ну, там, «социальные цены» на водку, сахар, гречку… Приблизительно такие приоритеты у «населения». Политика (то есть собственная жизнь, будущее своих детей) его не интересует.

В такой благоприятной социально-политической атмосфере «реформы» можно проводить по всем направлениям. В экономике – переводом квалифицированного большинства населения на положение государственных иждивенцев. В международной политике – распродажей суверенитета в обмен на скидки за газ.
Переименование, надо сказать, вообще любимая игра правительств. Не только в «развивающихся» странах, но и в цивилизованном мире. Правда, там к такой форме социальной демагогии прибегают редко, нужен какой-то действительно серьезный повод. Наши традиции в это отношении уходят в глубь веков или хотя бы века двадцатого.

ВЧК–ГПУ–НКВД–МВД–МООП–МВД… Метаморфоз имен интересен для изучения. Вероятно, на определенном этапе фартук палача настолько загрязнялся, что «исправление имен» становилось инструментом самоочищения и некоторой смены имиджа.
Другие времена – другие нравы. Фартук можно не менять, а вот форму, аксельбанты, тулья, шевроны, название и прочие аксессуары нужно сменить. Надо же что-то менять, реформировать?!

Несколько лет назад один министр и несостоявшийся судья Европейского суда по правам человека предложил переименовать министерство юстиции в «министерство справедливости». Основание: justicia на латыни означает – «справедливость»…
Может быть, кто-то помнит отечественный фильм «Полиция, полиция, картофельное пюре!» (В оригинале это странное название звучит в рифму). Мне представляется, что переименование милиции в полицию (при всей полезности этой идеи) имеет к реформе правоохранительной системы Украины такое же отношение, как картофельное пюре.
А вообще «вооруженный народ» при такой экономической политике действительно в один прекрасный момент может стать неуправляемым, просто опасным. Уже не только для населения (оно уже давно боится милиции не меньше, чем бандитов), но и для власть имущих. Тогда наш лексикон может пополниться (наряду с «милицией-полицией») еще одним словом – «хунта».

Вячеслав Манукян, магистр права, для «Пятницы»

Если люди не хотят исполнить свой гражданский долг, то государство выполнит супружеский.