11.jpg

Вот и началось. Все дружно пригнулись, зажали носы – и так до 31 октября. Предвыборная кампания умудряется оставаться непредсказуемой даже для тех, кто наблюдает ее на протяжении шести лет. В конце концов, расклады сил и участники процесса всегда немного меняются, меняются и политтехнологи. И только народ остается один и тот же. Поэтому до сих пор и возможен этот жутковатый спектакль, повторяющийся в среднем раз в два года.

Оказалось, что молчание оппозиции надо было объяснять только привычным летним затишьем. Никакие репрессии и связанные с недавним поражением мировоззренческие кризисы оппозиционных лидеров не могут тягаться с их, лидеров, банальным желанием отдохнуть на заморских курортах. Так что именно это было причиной. Никого просто в лавке не было. А как только все приехали и сняли амбарный замок с Верховной Рады – почалося… По-прежнему дерутся депутаты, по-прежнему вопит Ляшко. Последнее для меня вообще очень показательный критерий. Если Ляшко еще вопит – страна пока в безопасности. Когда уж и ему, детдомовскому, бескрышному авантюристу, на котором негде клейма поставить – заткнут рот, тогда ситуацию действительно можно считать серьезной.

А пока вокруг один за другим взрываются информповоды – только успевай подпрыгивать, уворачиваться и вертеть головой во все стороны, как на минном поле. Совсем скоро активизируются забытые политические проекты и паленые социологические агентства. Юные партии, сначала не допущенные к выборам, потом допущенные, будут использоваться действующей властью в качестве транспортного средства, иначе законодательство ни коем случае не преобразовали бы обратно, чтобы этими партиями не воспользовалась оппозиция. Старые проекты, вроде Витренко и Корчинского, пока не проявляют себя, но они это всегда успеют. Даже за день до голосования провести яркую и бесполезную акцию протеста – для них раз плюнуть. Если даже они и будут только протестовать против нарушений, но не участвовать – это будет идеально. А вот к каким проектам отнести партию «Громада», непонятно. Понятно только, что ради нее, а также ради участия в выборах, в страну едет Павел Лазаренко. Это уже интересно. Игра пошла по-крупному. Запасаемся попкорном и ждем, кого из равноценных персон выпустят в противоположный угол ринга.

Если уж на президентских выборах несведущему гражданину на первых порах сложно было сказать, кто кому технический кандидат, то что говорить о выборах в местные советы. Правда, количество расплодившихся сущностей в этот раз немного уменьшили – за счет ликвидации райсоветов. Этим отличились и в Харькове, и в Киеве. Оно и понятно: чем меньшей позиций, по которым политики будут предлагать себя гражданам, тем больше шансов пройти конкурс. Плюс к этому в райсоветах осталось немало оппозиционных представителей, а кроме того, именно на уровне районов обычно виднее истинные проблемы в виде текущих крыш и разбитых дорог. И именно на этом уровне начинает расти недовольство. Так что есть риск, что райсоветы в этот раз не переизбрали бы в том составе, который благоприятен для действующей власти. Вот знаете, как некоторые люди играют в шахматы? Видя, что проигрывают, переворачивают доску, швыряют фигуры в лицо сопернику, надевают доску на голову… Так и здесь. Хотя нет, немного не так: уже прижилась другая метафора — насчет того, что одна сторона играет в шахматы, а другая «в Чапаева»…

То, что у каждого игрока свои правила игры, это понятно. Пора уже привыкнуть, что объединение демократов в нашей стране всегда происходит перед расстрелом. Но за последние годы уже вырисовалась одна точная народная примета: как только Луценко вспоминает об объединении с Тимошенко – быть революции. Ну или по крайней мере следует ждать блокирований парламентской трибуны и буйных столичных митингов. Что уже и наблюдаем. Украинские демократы вообще на протяжении всей истории своего существования ведут себя как люди с краткосрочными провалами в памяти. Ссылки на предыдущий опыт у них не практикуются. Поэтому всегда после очередного кидалова следует искренне удивление: «Как, опять? Как они могли? Они же пообещали, а мы же верили…» Разочарование в соратниках происходит намного чаще – со своими демократы ссорятся быстрее и охотнее, чем с чужими, — это парадокс. Оппоненты демократов, наоборот демонстрируют единство всегда, даже когда не могут смотреть друг на друга без отвращения. Кстати, как лучше называть оппонентов демократов? На «недемократов» они обижаются, хотя с чего бы? Разделение на «бело-голубых» и «оранжевых» устарело. А сокращения вообще приводят к казусам - так на одном митинге бабулька, сокрушаясь по поводу цен и проблем ЖКХ, выпалила: «Что вы, у нас все голосовали за голубых!» Со слушателями сделалась безудержная истерика, они корчились в судорогах, закрываясь от бабульки – заржать в лицо пожилому человеку не позволяло воспитание.
Пока непонятно, кто именно и в каком количестве дорвется до кресел в местных советах, участники гонки пытаются использовать для пиара то место, где сидят на данный момент. Блокирование парламентской трибуны – самый простой и самый зрелищный метод. В этот раз оно началось сразу с первого дня работы Верховной Рады и сопровождалось пикетами на улице. Причем, судя по словам, точнее — по крикам уже упомянутого Олега Ляшко, пикетчиков от власти пустили под самые парламентские стены вместе с палатками, а оппозиционеров пытались оттеснить с помощью милиции. Президент на своем месте тоже пиарится, правда, физически на этом месте не находясь, а разъезжая по заграницам. Программа обкатана и предсказуема. Из каждой страны он привозит несколько ошеломляющих результатов переговоров, которые через пару дней силами оппозиции в глазах общественности перестают быть ошеломляющими – оппозиционеры заявляют, что имело место либо перекручивание, либо бюрократический финт, из-за которого значимость визита резко снижается, неумолимо стремясь к нулю.
Помимо пиар-акций власть пытается «наводить порядок». На ее языке это значит – прищемить хвост всем, кто может мешать спокойствию. Как один из способов заткнуть несогласных власть начинает опробовать метод перекрытия кислорода независимым общественным организациям. Понятно, что независимость общественников – понятие относительное, и заканчивается там, где начинается финансирование. И вот силовики вполне логично решили действовать по этим каналам. Фонд Сороса вызвал интерес СБУ, правда пока довольно праздный – власть убедилась, что фонд не финансирует политические организации, а те, что финансирует, носят неполитический характер, и деятельность их направлена в основном на построение гражданского общества. В общем, «оценка влияния на предвыборную ситуацию в Украине», с целью которой и подавался силовиками запрос, пока закончилась ничем. эсбэушники, можно сказать, зашли поздороваться. Помнится, совсем недавно участковых милиционеров заставляли ходить по домам и знакомиться с подшефными гражданами. Теперь власть расширяет границы воздействия: эсбэушники знакомятся с общественными организациями. А Генпрокуратура совсем скоро начнет знакомиться с политиками.
Впрочем, и взаимодействие милиции с политиками накануне выборов приобретает новые формы. Министр МВД Анатолий Могилев выдал пистолет малоизвестному народному депутату Забарскому в качестве награды за героизм и мужество, особые заслуги в борьбе с преступностью и охране общественного порядка. По крайней мере, именно так причины подобного поступка трактует наше законодательство. Других объяснений пока на руках не имеем. И на всякий случай напоминаем, что журналисты тоже имеют право носить оружие. Вот будет смеху, если власть выдаст оружие своим журналистам, а оппозиция – своим…
Тимошенко тем временем кокетничает: грозит сняться с предвыборной гонки, если клоны не прекратят ставить палки в колеса ее партии на местах. А вообще, когда говорят о клонах «Батькивщины», почему-то представляется, как в подвальном помещении секретного партийного штаба неизвестные диверсанты перекрашивают флаги в «бютовский» триколор, затирают лезвием партийные логотипы в депутатских удостоверениях и судорожно пытаются прицепить косу на голову пожилому мужчине в дорогом костюме…

Часто политика в нашей стране превращается в семейный подряд, но кое-где это приобретает глобальные масштабы, которые никто и не думает скрывать. В Одессе вообще намечена операция под названием «Сын за отца не отвечает». Алексей Костусев и его сын Алексей Гончаренко будут бороться между собой за кресло городского головы. Смотрю и думаю: хорошо все-таки, что дети харьковских политиков в основной своей массе пока студенты. А вообще непонятно, что ждет страну, когда эти преемники придут к власти по всей ее территории. Что в них перевесит? Впечатления от Европы и Штатов, плюсы зарубежного образования и стажировки? Или все-таки домашнее воспитание и пример собственных родителей? И найдется ли хоть один отпрыск, который вернувшись из-за бугра, разругается со своим высокопоставленным отцом вусмерть и скажет ему в лицо: «Папа, ты не прав, так не делается, и у тебя все получается не потому, что ты такой, а потому, что страна такая»?
А между тем практика показывает, что золотую молодежь тоже топчут, и поболе, чем некоторых простых смертных: примером тому недавний обыск у соратника киевского мэра, Олеся Довгого. Молодая команда Леонида Михайловича после таких репрессий, видимо, станет вести себя скромнее. Несмотря на то, что у вершителей справедливости и у самих рыльце в пушку, и вообще кто бы кого наказывал. Похоже на то, что сливают Черновецкого, чтобы обеспечить полный контроль над столицей в период поствыборных народных волнений, которые либо будут организованы проигравшими, либо оформятся сами собой, после первых платежек за газ. Что в очередной раз доказывает, что политические события у нас сменяют друг друга коварным образом, примерно так, как исполняются предсказания. Кто мог подумать, что, прося у высших сил самоликвидации Черновецкого, электорат дождется исполнения своей мечты?! Вот только кто придет взамен, пока неясно, и не исключено, что от таких кадровых ротаций столица взвоет пуще прежнего. В общем, будьте осторожны с желаниями – они иногда исполняются…

Виктория Найденова, для «Пятницы»

Лежит в опочивальне царевна - ликом ясна, устами красна, грудью пышна... А рядом Иван спит, дурак.