11.jpg

Идет к тому, что в Украине блог станут считать информагентством. По крайней мере в налоговой. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Оно и понятно: чем меньше в стране свободных художников, тем прочнее стабилизец. Кроме того, власть мечется между двумя крайностями – с одной стороны, чем больше покорных пенсионеров, тем лучше; с другой стороны, их тоже надо кому-то кормить. Вот и имеем на свою голову новые фискальные заморочки.

Нестыковку, как это обычно и бывает, заметила оппозиция. В законопроекте, поданном в Верховную Раду, прописана норма о том, что, в принципе, любой блогер, распространяющий информацию в интернет-пространстве, может быть приравнен к незарегистрированному информационному агентству и вынужден будет платить денежку в государственную казну. При этом оппозиция заявляет об угрозе давления на интернет-ресурсы. Вот и поразмышляем, насколько это давление возможно и логично, и насколько глубокую яму власть этим законопроектом роет сама себе.

Ход, конечно, интересный. Физическая блокировка информационных потоков, неугодных власти, обычно вызывает протесты и народные волнения — по крайней мере, в некоторых особенно активных социальных слоях. Экономическая блокада же сразу становится личной проблемой каждого блогера, потому что он поставлен перед фактом: либо молчать, либо платить. Опять же неэкономические репрессии неугодных (допросы, слежка, покушения) воспринимаются в романтическом ключе с элементами садо-мазо. А принуждение к банальным налоговым выплатам не несет в себе никакой романтики, разве что это удастся оформить в громкий и продолжительный судебный процесс.

Еще одна причина возникновения такой идеи – обычная бедность. В последнее время становится понятно, что Кабмину не хватает денег, а это перед выборами представляет собой взрывоопасную ситуацию. Пополнить бюджет в том числе и с помощью свободных интернет-художников – это дело чести, учитывая вековую ненависть работников физического труда к работникам нефизического, и в частности людей с жестким графиком к людям с «ненормативным» рабочим днем. Пополнение от этой категории налогоплательщиков, конечно, будет небольшим, но в качестве бонуса есть возможность потрепать нервы в процессе взыскания, а это в классовой борьбе ценится на вес золота. Но тут власть недооценивает угрозу. Если предприниматели могут разве что писать петиции и проводить пикеты против нового Налогового кодекса, то есть действовать в реальности, то виртуальные реакции обиженных блогеров будет очень сложно отследить на предмет масштаба и серьезности намерений. И дело не в том, что масштабы покрытия аудитории в сравнении с телевидением пока на уровне статистической погрешности. Дело в том, что очень сложно будет определить момент, когда дело запахнет керосином. Предпринимателей и прочих протестующих можно пересчитать по головам, а сколько народу сидит в сети и теоретически готово в случае чего выйти с вилами – черт не разберет, и в этом вопросе не всегда может помочь даже такой действенный метод, как гадание по айпишникам. Механизмы управления интернет-сообществом пока непостижимы для власти, живущей в суровом реале. И чем дольше они будут непостижимы, тем больше надежда на какое-то убежище для всех неугодных. Если хотите, виртуальный схрон. А что делать, если все реальные схроны того и гляди раскопают, а прогресс идет вперед, все оцифровывается потихоньку. Сложно представить, как будет выглядеть предвыборная кампания через полвека. Наверняка не нужно будет никаких пиар-туров по городам и весям – пара онлайн-конференций и сбор смс-ок в поддержку кандидатов, и хватит с вас. Дешево и сердито.
В наполнении государственного бюджета можно зайти в фантазиях очень далеко. Можно ввести налог на экологически чистую зону проживания, равно как и на экологически грязную. Средства от этих двух противоположных по сути налогов можно направить на поддержку экологической чистоты и на борьбу с загрязненностью соответственно. Остаток все равно пойдет в чьи-то карманы, так что нечего и сокрушаться о том, что в итоге такого трансфера бюджет, собственно, останется ни с чем. Главное — финансово обозначить привилегии и дискриминацию. По-другому, до тех пор, пока не ударит по карману, наши сограждане могут и не догадаться, что живут на свалке, которую нужно бы разгрести, или, наоборот, живут в чистом красивом месте, чистоту и красоту которого надо поддерживать.

Что до налогообложения интернет-сферы, то вполне понятно желание власти прищемить таким образом хвост действительно независимой журналистике – без дипломов, без оглядок на бывших преподавателей, без вбитых в голову стандартов профессии, без владельцев и начальства, стоящего над душой. Блогеры зачастую оперативнее и объективнее, им не надо ничего ни с кем согласовывать, а посещаемость у многих поболе, чем у хорошего журнала. Достоверность, а точнее недостоверность информации моментально узрят дотошные комментаторы – иногда побыстрее редакторов в официальных СМИ. Потому что никто не выполняет работу так самоотверженно, как тот, кто делает ее бесплатно и у кого есть на нее куча свободного времени. «Сами себе журналисты» потихоньку обрастают всеми атрибутами журналистов настоящих - уже есть прецедент аккредитации блогера на олимпиаду по итогам творческого конкурса. На этом фоне страсти с аккредитацией, к примеру, в Харьковском горсовете выглядят просто смешно. Интернет-летописцы часто зарабатывают, и неплохо, если занимаются своим дневником вплотную, добросовестно, как полноценным бизнесом, и в то же время с удовольствием, как любимым хобби. Среди профессиональных журналистов таким сочетанием редко кто может похвастаться. Понятно, что уже за одно это государство стремится придушить интернет-журналистику, и его длинные руки уже потихоньку тянутся в этом направлении. Только пока кроме направлений, ничего нет – виртуальная сфера для власти по-прежнему остается туманной. Возможно, как раз для этого президент заинтересовался интернет-технологиями: чтобы знать врага в лицо и обезвредить его изнутри? Но как бы ни старался, хакером уже не станет – возраст не тот.
Кроме этого, властям и особенно подконтрольным им силовым структурам, а также налоговой, совсем не на руку такое явление, как виртуальные офисы. Можно сказать, что это их ночной кошмар – отсутствие в материальном мире помещения, куда можно ворваться, выбив двери, или заявиться с повесткой, обыском или просто серьезным разговором. Опять же на офис как материальный объект можно воздействовать: затопить, подпалить, обокрасть, захватить, не продлить аренду. С виртуальным офисом это сделать никак невозможно. Единственный вариант – хакерская атака, но на одного хакера всегда найдется другой, более талантливый.

Отчасти для того, чтоб попиариться, отчасти для того, чтоб внедриться наблюдателем в новую среду, политики накануне выборов регистрируются в социальных сетях. Очень удобно: в своем пространном посте о судьбах родины можно ненавязчиво 17 раз упомянуть название партии и первую пятерку списка в горсовет, и ничего тебе за это не будет. А по комментариям можно сразу отследить настроения общественности так, как этого ни одних соцопрос не сможет. Правда, со стилем у наших политиков пока туго: в основном они предпочитают излагать в официальной форме, так что на выходе получается что-то среднее между диссертацией и пресс-релизом. Шутки и стилистика общения даже адекватной части интернет-сообщества остаются для таких гостей недоступными. В конце концов, за редкими исключениями, блог шефа-политика ведет его пресс-секретарь, и говорить тут об искренности и стопроцентном эффекте присутствия вообще не приходится.

Налоговые чистки могли бы существенно почистить интернет-пространство от неадекватных личностей, засоряющих его своими экстремистскими и просто дурацкими комментариями. Только вот незадача: блоги неадекватных личностей мало кто читает, то есть они как налогоплательщики малоинтересны, по причине отсутствия каких-либо доходов от интернет-дневника. Блага хорошей посещаемости, а с ними и навар, снисходят в основном на персонажей адекватных, интересных, с чувством юмора и любовью к жизни. А санитарную чистку своих блогов от всякого шлака такие мэтры проводят самостоятельно, путем отключения возможности комментариев от всех кому не лень.

И наконец, небольшое предостережение. Бесплатное и доброжелательное. Власть, порадовавшись отсутствию острой реакции на ее ноу-хау с цензурой, конечно, может разгуляться, и среди сотрудников провластных пиар-служб может выкристаллизоваться идея, многие годы являющаяся мечтой всей жизни для тех, кто просидел пять лет на журфаке, но так ничему и не выучился. Даже не так: он подсознательно приходил туда за талантом, а там его не выдают. Скорее наоборот – надо приходить туда с талантом и попытаться его до выпуска не растерять. А лучше вообще не приходить. Так вот, об идее. Она в том, чтобы сделать обязательным условием для журналистской деятельности в Украине профильное высшее образование. Либо курсы повышения квалификации, где власть научит, как надо. И это будет для власти началом конца. Медленной смертью. Ибо так исторически сложилось: среди талантливых журналистов в нашей стране профильное, да и вообще гуманитарное образование имеют единицы. И наоборот: среди выпускников журфака катастрофически мало интересных персонажей. Исключения настолько редки, что могло бы сложиться впечатление, что отсутствие профильной корочки – необходимое и достаточное условие для плодотворной работы. И кто знает, что случится, если весь цвет журналистики враз выметут с зоны легитимного существования. Вполне может быть, что все толковые журналисты, спецы с многолетним практическим опытом, базой контактов и природными задатками, но без необходимого власти диплома, уйдут в партизаны и возглавят какое-нибудь гражданское сопротивление, либо, в крайнем случае, будут оказывать ему креативную и информационную поддержку. Больше им заняться все равно будет нечем, а восстановить в стране нормальные правила игры будет вполне в их интересах. И вполне по силам…

Виктория Найденова, для «Пятницы»

Посетитель:
- Я всегда кладу в карман записку с адресом на тот случай, чтобы в случае опьянения меня могли доставить домой.
- И что вы там пишете?
- Париж, бульвар Монмартр...
- Но вы же живете в Челябинске!
- Живу в Челябинске. Но пару раз отвозили-таки в Париж!