5.jpg

Лет двадцать назад, когда Союз нерушимый республик свободных начал разваливаться на большие и маленькие куски, а «свободные» (советские, социалистические) республики учуяли запах свободы, – в это самое время пришлось мне познакомиться с одним американцем, специалистом в области права.

Американец этот прибыл в нашу внезапно ставшую независимой (как казалось тогда политическим романтикам) страну по программе то ли промывания мозгов, то ли вообще он был агентом ЦРУ, а может быть, и в самом деле речь шла об обмене опытом. Все-таки США – самая сутяжная страна, где юристов на душу населения больше, чем аптек в городе Харькове.

Общались мы с этим американцем в его номере «люкс», в котором был жуткий холод, а масляный обогреватель не спасал. На дворе был военный капитализм – сахар, сигареты, масло, водка – по «пригласительным» талонам. В общем – постреволюционная романтика эпохи перемен. Но хмурые реалии возрождения государственности с их очередями, злобой, нехватками, холодом и относительным голодом (хлебом торговали прямо с машин), дикой инфляцией, по-видимому, не удивляли гостя из Алабамы.
Зато удивляли его многие другие вещи, кажущиеся нам совершенно нормальными. Например, профессор (в Америке, надо сказать, все преподаватели, независимо от степени учености – профессоры) никак не мог привыкнуть к тому, что студенты вскакивали с мест, как только он входил в аудиторию. Профессор необычайно смущался и широким жестом просил всех присаживаться. Не меньше удивляла американца (это он мне сам поведал) «странная» привычка студентов вставать, отвечая на вопрос преподавателя. Меня же удивляло его удивление: уже наш младший школьник знал, что если в класс входит незнакомый (или знакомый) дядя (или тетя), нужно встать из-за парты и стоять по стойке смирно.

Побывав в Штатах, посетив несколько университетских учреждений в Европе (Западной) я убедился, что с «дисциплинкой», несмотря на все их достижения, на все еще загнивающем Западе слабовато. Студенты не вскакивают с места при входе профессора в аудиторию, не едят его преданными глазами, а ведут себя так, как будто «препод» – исполнитель, а они заказчики услуги. Не встает студент(-ка) и тогда, когда хочет задать (или ответить на) вопрос преподавателя. Невежливость? Неотесанность? Американская фамильярность?

«Американская» фамильярность здесь ни при чем. Американцы в массе своей чрезвычайно вежливые люди. Все дело в другом. Университет в США и Западной Европе представляет собой не учебно-воспитательно-исправительное заведение, как это имеет место на всем постсоветском пространстве, включая Украину, а научно-учебный центр. И главным лицом в этом учреждении считается студент. Во всяком случае, никакого чинопочитания по отношению к преподавателям у американских и европейских студентов не наблюдается – равноправное сотрудничество по принципу «ты мне — знания, я тебе – фидбэк (обратную связь)». И – никаких замдеканов «по воспитательной части», ибо, повторюсь, университет – не богадельня, а учебное и научное учреждение.

Для «воспитателя» из нашего вуза пределом беспорядка и распущенности выглядит общежитие со смешанным проживанием, а между тем в американском или европейском университетском кампусе студентов селят не по половому принципу, а по нормальному правилу любой гостинцы – по наличию свободных комнат. У нас же до сих пор господствует принцип презумпции распущенности студента, поэтому «мужские» и «женские» корпуса отделены во избежание ненужных (администрации) контактов разнополых учащихся в свободное от учебы время.
Еще фантастичнее для американца или европейца выглядит ситуация, когда студенты и преподаватели пользуются разными лифтами. Самолично видел в одном ну очень престижном вузе табличку: «Лифт только для преподавателей и сотрудников». А в другой, еще более престижной академии, студенту закрыт доступ в «преподавательскую» столовую. («Вход собакам и нижним чинам категорически запрещен», – извещала, рассказывают, надпись у входа в городской сад то ли в Киеве, то ли в Вене.)

Из той же холопской совковой традиции – все эти субботники, «отработки» («відпрацювання» (!) – укр.). Откройте большой словарь Мюллера и попытайтесь найти адекватный перевод слова «отработка». Холопские «традиции» в вузовской жизни – не только «наследие совка». Студенческий инфантилизм выгоден современному украинскому псевдонаучному корпусу. Усиленное внимание вопросам студенческой «морали» и «дисциплины» практикуется в тех вузах, которые либо остались богадельнями, либо превратились в типографии, специализирующиеся на печатании дипломов «державного зразка». Впрочем, на эту тему можно написать диссертацию на пересечении филологии, социологии и, возможно, генетики.
…Помните, в фильме «Гостья из будущего» учительница английского удивилась тому, что Алиса, отвечая на ее вопрос, не встала из-за парты, как это принято в нормальной советской школе? «А у нас [то есть в далеком будущем. — В. М.] ученики не встают, беседуя с учителем…»

Вячеслав Манукян, магистр права, для «Пятницы»

Вашему ребенку 13 лет. Он не умеет курить и ругаться матом? Он не пробовал водку наркотики и секс? Приходите к нам и купите путевку в пионерский лагерь.