11.jpg

Все борются за правду по-разному. Азаров ищет в Одессе картошку по три пятьдесят, Ярославский вслух размышляет о своих электоральных предпочтениях, Кернес сажает деревья наперегонки с «зеленофронтовцами», а «бютовцы» не имеют ничего против Андрея Шевченко, но протестуют против его назначения главой комитета по свободе слова. И как бы там ни было, спекуляции вокруг демократических ценностей продлятся как минимум до 31 октября.

Чем ближе местные выборы, тем больше появляется шокирующих месседжей, касающихся даже центральных ветвей власти. Оставив в покое инсинуации вокруг ющенковского отравления, оппоненты принялись решать проблему на корню, намекая на то, что президент был ненастоящий. Нет, его не подменили в венском аэропорту. Все куда запущеннее. Отмена политреформы-2004 автоматически ставит под сомнение и вторую часть договора, о третьем туре президентских выборов, а значит, и об их результатах. Ситуация обнуляется просто до начала времен. Такими темпами дойдет до того, что президентом должен быть Кучма, а то и Кравчук. О Грушевском давайте не будем. Будь оппозиция поумнее, она бы предложила еще более парадоксальный вариант решения этого спора – провести повторные выборы прямо сейчас. Сомневаюсь, что Виктор Федорович набрал бы прежние проценты. Так что разговоры о пересмотре Конституции моментально прекратились бы.

К возможности пересмотреть Конституцию власть подкрадывалась постепенно: сначала сняла запрет на пересмотр, потом, выждав несколько лет, начала реалити-шоу в прямом эфире из зала Конституционного суда. Кстати говоря, такая открытость недемократического по своей сути процесса – это само по себе абсурд. Хуже только публичные казни через повешение. Что до основного предмета торга — президентских полномочий, — то Кучмой хотели стать все, кто в последнюю пятилетку метил на президентский пост – меньшие полномочия не стоили даже того, чтобы начинать битву. Но до сих пор удавалось уравновешивать интересы тех, кому выгодна политреформа-2004 и тех, кому она категорически противопоказана. Теперь наконец голоса тех, кто мог бы воспрепятствовать пересмотру президентских полномочий, поутихли: в конце концов, до президентских выборов еще далеко, в худшем случае вообще неизвестно сколько, и оппозиции отстаивать противоположную точку зрения, не зная, чем она для нее обернется – смысла нет. Еще одна гениальная идея вырисовалась теперь по ходу дела, ведь аппетит приходит с едой: продлить полномочия парламента до 2015 года. Оно понятно: чем реже в стране выборы, тем больше для власти период спокойствия. Непонятно только, с чем пришел бы парламент к этому сроку. Фракции и партии перемешались бы, «тушки» сложили бы в одну невнятную кучу. Избиратель бы уже откровенно путал персоналии и названия партий, и вряд ли помнил бы историю политических миграций и личных предательств под куполом Верховной Рады.
Чтоб послужить хоть каким-то лакмусом в ситуации с демократическим укладом в нашей стране, люди, находящиеся за ее пределами, делают все возможное. Например, встреча американской диаспоры с Януковичем не состоялась – по инициативе диаспоры. Американские украинцы вышли с протестами и рассудили здраво: если встреча состоится, то вряд ли получился затеять скандал, и вообще о содержании разговора с гарантом никто может и не узнать. Об отказе же напишут все СМИ. Так и произошло. Диаспора вообще скоро может стать единственным рупором украинцев, находящихся на родине. Потому что рычагов воздействия на нее у здешней власти нет в принципе. А по характеру все, кто уехал, обычно несговорчивы – им свойственна смелость, позволившая им покинуть страну, и недовольство этой страной, иначе зачем бы они уезжали. Более требовательной аудитории власть не может себе представить в страшных снах. Причем украинцы в России ведут себя гораздо аполитичнее, и в основном заняты вопросами личного выживания. За них больше беспокоятся здешние родственники, и в своем политическом выборе руководствуются часто только степенью удобства при пересечении границы: кто пообещает свести к минимуму проблемы при поездке к российской родне, за того и поставят галочку. Американские и особенно канадские украинцы нынешнего президента, мягко говоря, не переносят, и у него вряд ли есть какие-то ключи к их сердцам и, наверное, не появятся. Об упрощении пересечении границ речь идти не может – это юрисдикция куда более высоких чинов, сидящих по ту сторону океана. Остается упирать на нематериальные ценности, напрямую даже не конвертируемые во что-то путное, и напрямую связанные с историей и культурой.

Попытки приобрести расположение президент предпринимает активно. Перед визитом в США на сайте президента опять появился раздел, посвященный Голодомору – тот самый, бесследно исчезнувший несколько месяцев назад, практически сразу после выборов. Такая игра в прятки могла бы сработать с жителями рабочих районов Донбасса, к примеру. Но за бугром сосредоточена в основном украинская интеллигенция, оказавшаяся там в том числе и по причине репрессий. И надеяться, что она такое проглотит, просто глупо. Как понять, президент пересмотрел точку зрения относительно важности этой темы? И когда же он все-таки ошибался – когда распоряжался убрать информацию с сайта, или когда вернул ее? Или она вообще сама собой исчезла и появилась? Хакерская атака? Впрочем, для зарубежных СМИ самой удобоваримой может оказаться как раз последняя версия. В намеренные фокусы президентской канцелярии иностранные журналисты вряд ли поверят, в силу наличия других жизненных примеров вокруг себя.

Впрочем, материальные ценности тоже идут в ход, когда речь идет об обещаниях. На вооружение взят тезис о такой наболевшей проблеме, как пенсионное обеспечение диаспоры. Точнее, заробитчан. Первым на это обратил внимание Ющенко, но тем и ограничился. В предыдущую предвыборку Тимошенко перехватила эстафету и даже сняла слезливый фильм об оторванных от родного дома украинцев, добывающих свой кусок хлеба в Италии. И тоже к внятному финалу дело привести не удалось. Теперь очередь Партии регионов. Такое впечатление, что в штабах сидят ребята и штудируют программы своих конкурентов за прошлые годы, выдергивая оттуда самое вкусное.
Чем ближе «час Ч», он же судный день, он же день выборов, тем активнее власть и оппозиция проявляют себя, и часто в одних и тех же направлениях. Перед днем голосования активизируется высадка деревьев – озеленять город планирует и Кернес, и «Зеленый фронт», и делать это они будут, очевидно, наперегонки. Впрочем, была среди «зеленых» была идея присоединиться к и. о. в этом благородном деле. Все-таки он сам приглашал всех желающих. С точки зрения аполитичного конструктива – вроде бы хорошо, а с политтехнологической точки зрения – абсурд. Дальше могут следовать мелкие войнушки на этой почве: власть может не давать общественникам разрешений на высадку, не снабжать водой для полива и так далее. Общественники в свою очередь всегда смогут найти более важные для озеленения участки, чем те, где будет пиариться власть, и ткнуть в них пальцем. В общем, эта тема, тоже может быть использована на выборах вдоль и поперек. Другое дело, что вместе с высадкой планируется и вырубка. Точнее, высадка как раз и призвана быть компенсацией за вырубку. Понятно, что речь идет о больных и сухих деревьях. Но как у нас обстоят дела с экспертизой на этот счет, всем известно. В общем, ничто не мешает срубить то, что мешает, высадить в другом районе, где не особенно нужно, отряхнуть ручки и сказать: «Какой я молодец». Главное - сказать погромче.

В чем-то гвалт, поднимаемый «зелеными» общественниками по любому существенному поводу, имеет эффект. Но опять же только там, где власть решает поступиться накануне выборов. Из серии таких тактических уступок - отмена решения о выделении 148 гектаров под коттеджи в районе Алексеевского леса. Горсовет согласился с прокуратурой и отменил свое решение. По сути ситуация идентична парку Горького, но тут народные волнения начались еще на этапе выделения земли, и никаких работ провести не успели. А значит, и нет оснований для сакраментального «дорога будет». В конце концов, всегда можно после выборов, когда в горсовете воцарится идиллия, переголосовать решение и волшебным образом не получить на него протеста прокуратуры.

То же и на центральном уровне. Уступки оппозиции у нас возможны только в самое неподходящее время. Оппозиция может сколько угодно вопить об ущемлении ее прав, но прислушаются к ней ровно тогда, когда ей никак нельзя потерять поводы для протеста. Назначение Андрея Шевченко главой комитета по свободе слова прошло без представления от фракции БЮТ, а значит, не по регламенту, и было приурочено исключительно к визиту в Украину делегации ПАСЕ, которая намерена была строго спросить с нынешней власти о ситуации со свободой слова. Так думает оппозиция. А власть думает – ну что же им еще надо-то? Хотя в определенном коварстве ей все-таки не откажешь. Как минимум назначение не по регламенту – самый лучший повод впоследствии признать это решение нелегитимным.

И наконец, на фоне всеобщего закручивания гаек пытаются проявить свободу люди, которые всегда ее чувствовали и не испытывали в ней недостатка. Виной тому банальный земельный конфликт или стремление по доброте душевной спасти отдельно взятый город-миллионник – не будем уточнять. Но так или иначе, а Александр Ярославский поступил по схеме: «есть две новости – хорошая и плохая». И в мэры, мол, не пойду, и за Кернеса голосовать не буду. Какую озвучивать первой, и какую считать хорошей, а какую плохой, каждый выбирает сам. Но приятно, что в городе еще есть хоть один человек, который может себе позволить, не уходя в оппозицию, перебирать кандидатами в мэры от Партии регионов, как дареными безделушками. Не хочу такого, сякого хочу. И все. И ненавязчивый месседж одного человека воспринимается громадной партией как руководство к действию или хотя бы как повод для размышления. Или наоборот, результат действий и размышлений партии оформляется в месседж одного человека. Забавно. И обнадеживающе. В общем, господь с вами. И Ярославский.

Виктория Найденова, для «Пятницы»

Януковича спрашивают:
- Почему вы не допускаете к себе Тимошенко, которая добивается личной встречи с вами?
- Я что, дурак? Она же мне все полномочия понадкусывает!