05.jpg

«Росчерком пера законодателя целые библиотеки отправляются на свалку». Так один немецкий юрист предостерегал слишком ретивых студентов-правоведов: учишь-учишь какой-нибудь многостраничный гражданский кодекс, запоминаешь чертову прорву статей, параграфов, пунктов-подпунктов, чтобы при случае блеснуть эрудицией («Ваша честь, согласно статьям таким-то и таким-то...», а тут — вжик – и все это никому не нужно, и заучивать нужно совсем другие статьи, параграфы и т. д.

Но бывает (редко, но бывает), что выброшенное на свалку по росчерку пера приходиться тащить обратно в дом. Так оно и случилось в этот раз.

У меня есть отличное издание Конституции Украины 1996 г., издание, можно сказать, редкое – миниатюрного формата, прекрасно изготовленное и, что немаловажно, официальное. Как демократ и вегетарианец, я «принял» конституционную реформу 2004 г. (Ну, знаете, как говорят: Маяковский, допустим, «принял» революцию, а вот Бунин – ее не «понял» и, соответственно, «не принял»).

Конституцию я принял, но вот расставаться с миниатюрным томиком «старой» Конституции было жаль. А что делать – теперь она представляла лишь историческую ценность. Но пути политической истории неисповедимы, и «историческая» ценность превратилась «одним росчерком пера» в юридический документ «прямого действия» (см. ст. 8 как «старой», так и «новой» Конституции). Точнее росчерков было 18 – Конституционный суд единогласно постановил считать «Реформу-2004» недействительной. В английском языке есть простейшее слово «do», то есть «делать, сделать», и есть сложнейшее слово «undo», то есть, грубо говоря, «отменить», точнее, «вернуть все на место, как будто так оно и было». Такая операция «undo» и была исполнена «по многочисленным просьбам трудящихся» (общим числом 252) людьми в красных мантиях.

Что, собственно, так всполошились «так называемые» демократы и наши венецианские друзья? Разве Конституция в этой стране когда-то имела какое-либо значение? Разве уже Первая ее статья не является пустейшей декларацией? Разве нормы о «бесплатном» среднем образовании и «бесплатном» медицинском обслуживании не являются открытым издевательством над подавляющем большинством населения страны, которому медицинское обслуживание недоступно вообще (если не считать таковым выписывание больничных листков)?

И Реформа, и операция «Полный назад» – продукты политического (сиречь кланово-криминального) компромисса. За давностью многие забыли кем, когда, при каких обстоятельствах и с какого бодуна принималась оригинальная (дореформенная) Конституция.

Рассуждают о политическом характере решения Конституционного суда, отменившем Реформу. Друзья мои, особенно конституционалисты, а также те, кто хотя бы раз в жизни прочел эту тонкую книжицу до конца, решение КОНСТИТУЦИОННОГО суда не может не быть ПОЛИТИЧЕСКИМ. Можно, конечно углубиться в «Чистую теорию права» Ханса Кельзена (а также привлечь гениальную теорему Гёдля) и доказать, как 2х2, что вопрос о «2222» не может быть (и не был) решен в рамках Конституции. Только (страшно сказать!) выйдя за пределы Конституции, можно решать вопрос о Конституции. Иными словами конституционность конституционных (=политических) реформ чисто правовыми инструментами не определить и не измерить. Вопрос об «Основной Норме» решать исключительно правовыми методами невозможно.
«Это чисто политическое решение!» Все дело в том, что как и создание Конституции (которая, следует напомнить, вовсе не сводится к бумажке с таким названием), так и ее изменения – всегда вопрос именно политический. Вспомните «пакетность» реформы 2004 – «третий тур» в обмен на «реформу», что, и это подтвердит даже выпускник юракадемии, есть грубое нарушение элементарных конституционно-процессуальных норм. Грубо говоря, НАРОД этого хочет, ибо – безмолвствует, когда попирают Конституцию, дарующую ему (народу права и свободы), следовательно, в этом состоит сермяжная правда и, соответственно, – конституционность, законность, легитимность происходящего. Ибо, повторим, Конституция – не бумага с таким названием, а, как говорится, состояние души (народа). Конституционно все, что последним одобрено. Таким образом, чтобы там ни говорили юристы-неопозитивисты с дипломами правоведов «державного зразка», Конституционный суд имел право выносить решение о проблеме «2222», и он его вынес.
Итак, Конституция образца 1996 г. вновь стала Grund Norm – Основным Законом страны. О последствиях решения Конституционного суда высказались практически все – и «коалиция» (которой, кстати, уже как бы и нет – согласно новой, то есть старой Конституции), и «оппозиция», которой тоже нет де-юре (а, впрочем, и де-факто). По-моему, ничего экстраординарного не произошло. Согласно сводкам МВД в стране, среди прочих криминальных деяний, ежедневно совершаются изнасилования. Групповое изнасилование Основной Нормы, здравого смысла и народонаселения деяние, конечно, тяжкое, но имеются и смягчающие обстоятельства – все происходит по взаимному согласию «исполнителя» и «жертвы».

Вячеслав Манукян, магистр права, для «Пятницы»

Сначала планировались танцы. Потом аресты. Потом решили совместить.