09.jpg

«Пятница» открыла телевизионный проект. Он выходит под тем же названием на канале А/ТВК. Каждую пятницу, в шесть вечера. В ней мы пытаемся популярно объяснить непопулярное. А для тех, кто не успел к эфиру или хотел бы «остановить мгновенье», зафиксировать чью-то удачную мысль, расшифровки программы – на газетной полосе.

Ведущие: Наталья Курдюкова, Игорь Поддубный.
Тема 1. Василий Климентьев
В гостях: Пётр Матвиенко - заместитель главного редактора газеты «Новый стиль», Станислав Денисюк - председатель государственной налоговой администрации Харьковской области, Людмила - бывшая супруга Василия Климентьева.
Наталья Курдюкова: Прошло ровно 50 дней с исчезновения Василия Климентьева. По этому делу допрошено почти 500 человек, а подозреваемые так и не найдены. Кажется, следствие топчется на месте… Мы видим, что это драматическое событие волнует наше общество, и решили начать именно с этого.
Игорь Поддубный: Пётр, первый вопрос к вам. Что известно на данный момент о судьбе Василия Климентьева?

Пётр Матвиенко: Как все знают, Василий Петрович - главный редактор газеты «Новый стиль» - исчез 11 августа. Через 6 дней на Печенежском водохранилище была найдена лодка, в которой, якобы, находились его ключи и телефон. Дальше следствие не продвинулось ни на миллиметр. К расследованию подключились не только харьковские правоохранители, но и Киев.
Хотелось бы добавить, что 9 августа, за день до его исчезновения мы с Василием Петровичем ездили снимать имение уважаемого Станислава Денисюка, - это 30 гектар на берегу Печенежского водохранилища.
Что касается версий о его исчезновении, то у меня есть данные от немецкого журналиста Конрада Шульца, который разговаривал с господином Фоменко (руководителем следственной группы) - по его словам, основная версия такова: пропажа связана с профессиональной деятельностью Климентьева. То есть произошел перелом в менталитете следователей. Если раньше они рассматривали как основные те версии, которые были не связаны с работой Василия Петровича, то теперь наоборот.
И. П.: У вас была пресс-конференция. Наверняка есть какие-то новости…
П. М.: Ну, сегодня было заявлено о том, что в квартире Василия Петровича найден второй пистолет. В течение пяти или шести обысков харьковскими следователями он не был замечен, а после обыска киевской следственной группой, нашелся. Очевидно, что его подбросили или во время одного из последних обысков, или в промежутке между ними.
И. П.: Станислав Федорович, в СМИ, после посещения Климентьевым Печенег, его исчезновение связывают с вашим именем. Что вы можете сказать по этому поводу?
Станислав Денисюк: Всё началось с того, что Климентьев 9 августа якобы был в Печенежском районе, где находится моя дача. Что интересно, я ни от кого не скрываю, что имение действительно моё: оно зарегистрирована на моё имя, есть все нужные разрешения. Если Климентьев действительно был на территории моего участка, и делал снимки, тогда непонятно, зачем возвратился обратно. С ним мы знакомы давно, хотя и заочно. В период с 1995 по 2000 год я был начальником управления по борьбе с организованной преступностью, первым заместителем начальника ГУВД Харьковской области. В это время многие СМИ вели непримиримую борьбу с организованной преступностью. Газеты «Адвокат плюс», «Новый стиль», «День» и другие писали обо мне, о моих сотрудниках, это делается и сейчас. Я избирал единственный цивилизованный для борьбы с подобными публикациями способ: обращение в суд.
И.П.: Кому было выгодно исчезновение журналиста?
П.М.: Выгодно могло быть многим. Я предполагаю две версии: либо это месть, либо попытка не допустить распространения какой-то новой информации, которая появилась у Климентьева.
Людмила: Я не знаю, кому это было выгодно, но точно не родным и близким. Мы живем в режиме ожидания. Надеемся, что он жив, и правоохранительные органы, благодаря профессиональному опыту, сделают всё необходимое, чтобы его найти. Мы верим в то, что истина восторжествует, и те причины, которые вызвали эту ситуацию, будут раскрыты.
И.П.: Как вы относитесь к тому, что в редакции при обыске нашли оружие и крупную сумму денег?
П.М.: Я не могу это ни подтверждать, ни отрицать, поскольку я не присутствовал на обысках. Но знаю, что Василий Петрович действительно в 90-е годы занимался бизнесом, и вполне вероятно, что у него были деньги.
И.П.:Из всего того, что есть об этой ситуации в прессе и интернете, что вас удивило больше всего?
Л.: Вы знаете, очень многое в прессе мне не нравится. Журналисты не могут прочувствовать того, что могут близкие. Например, описывают его дом в престижном районе. Этот дом приобретался еще когда мы жили вместе. Тогда этот район был не таким уже и престижным. Да и Василий занимался предпринимательской деятельностью. Он никогда не был бедным человеком. Говорить, что богатство свалилось на него тогда, когда он стал журналистом, – просто кощунство.
И.П.:Станислав Фёдорович, вам известно то, что писал о вас Климентьев?
С.Д.: Конечно, известно. Всё, что он писал, проверялось: приезжали и из Генеральной прокуратуры, и из центрального аппарата МВД. Даже в 2001 году была ситуация, когда против меня возбудили уголовное дело по факту публикации. Было проведено расследование Черкасской областной прокуратурой. В конечном итоге, уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления.
И.П.:Где нужно искать концы — в проблемах с журналистикой или в бизнесе?
Л.: Я думаю, что скорее в журналистике, потому что бизнес остался в прошлом.
П.М.: Однозначно, это связано с его профессиональной деятельностью.
С.Д.: А я считаю, что профессиональная деятельность ни при чем. Это связано с его бизнесом: с долгами… Вот здесь и нужно искать.
И.П.: Что нужно сделать для того, чтобы найти Василия Петровича?
С.Д.: Для этого есть правоохранительные органы, которые расследуют дело. Я считаю, что только они могут довести его до конца.
П.М.: Я согласен со Станиславом Федоровичем, что этим должны заниматься именно правоохранительные органы. Но вот насчет того, что они его раскроют, у меня имеется много сомнений.
Л.: Хочется надеяться на профессионализм правоохранительных органов.

Тема 2: Школа и политика
В гостях: Валентина Пашкова - член общественной организации «Наш дом - Чугуев», Александр Романюк - экс-начальник отдела высшего образования Харьковской обладминистрации, политолог.
НАТАЛЬЯ КУРДЮКОВА: Все мы родом из детства. Перефразируя это выражение ближе к нашей теме, можно сказать, что все мы родом из школы. Потому что школа формирует наши отношения с обществом, да и вообще с миром. Как уберечь школу от такого далёкого от этики и морали процесса, как выборы, да и возможно ли это?
ИГОРЬ ПОДДУБНЫЙ: Первый вопрос касается средней школы. Можно ли остаться директором или завучем школы, если ты не хочешь вступать в Партию регионов?
АЛЕКСАНДР РОМАНЮК: Сейчас это очень сложно, потому что усиливается административное давление на преподавателей. Это общая тенденция для высшей и средней школы. Естественно, это не укладывается в рамки демократии, антиконституционно.
ВАЛЕНТИНА ПАШКОВА: Я считаю, что ни у завуча, ни у директора, не являющихся членами ПР, в данный момент нет никаких шансов оставаться на своем месте, как бы это ни было прискорбно.
И.П.: Валентина Леонидовна, вы живете в Чугуеве, сколько там школ? И знаете ли вы ситуацию по чугуевским школам?
В.П.: В Чугуеве 9 школ. Мне всё это близко, потому что я сама педагог. Знаю, что вообще ситуация отношения учительства и теперешней власти, я имею в виду Партию регионов, прошла у нас две стадии. Первая - активная покорность: мне скажут - и я поеду. Точно так же в 2004-м поднимали людей на Майдан: учителей ночью будили, грузили в автобус и заставляли ехать на какую-то научную конференцию в Киев, а в итоге они оказывались на Майдане под голубыми флагами — их никто не спрашивал, хотят они этого или нет. А вторая стадия — что бы нам ни делали, нам все равно хорошо.
И.П.: Александр Иванович, каким образом предвыборная ситуация связана со школой?
А.Р.: Дело в том, что учителя считаются «агентами политической социализации», это те люди, которые формируют общественное мнение, авторитетные люди. И вот, втягивая их в ПР, власть влияет на избирателей. Однако здесь есть одна проблема: если человека насильно загнали в эту партию, то он вряд ли будет транслировать эти идеи и голосовать за неё. Если бы выборы были честными, то оказалось бы, что членов партии гораздо больше, нежели проголосовавших за неё.
Н.К.: Вы говорите, что учителя – некий рупор донесения к массе идей партии… Это работа, прежде всего, направлена на учащихся или их родителей?
А.Р.: Конечно же, более важны родители. Вы знаете, что во время выборов поступает указание учителям проводить соответствующую работу с родителями? И работники школы вынуждены заниматься агитацией.
И.П.: Давайте вспомним старые добрые времена, когда все директора школ были коммунистами. Сильно ли сейчас изменилась ситуация?
А.Р.: Мы возвращаемся в прошлое. Определенная сила хочет установить свою монополию, тогда это была КПСС, теперь это Партия регионов. Хорошо это или нет? Если вы хотите, чтобы за вас думал кто-то, то такой возврат приемлем. Я, например, хочу думать сам, и поэтому мне это не нужно.
В.П.: Разница между прошлым и нынешним в том, что тогда это была идеология, не было материальной составляющей, «ударить» деньгами нельзя было. Сейчас идеология обслуживает денежный поток. Поэтому нынешняя ситуация сложнее. Настолько партия всё узурпировала, что становится невозможно дышать. Например, у нас в Чугуеве одни директора просят, другие заставляют учителей поддерживать только провластную партию в глазах родителей.
И.П.: Трудно сказать, чем наше слово и дело отзовется в жизни наших школьников. Похоже, жизнь в ритме подвига и их, и учителей порядком поизмотала. Помните, при социализме, мы уже жили в те времена, когда директора были коммунистами, и никто в этом не усматривал ничего плохого? Но ностальгия по прошлому не совсем уместна, особенно сегодня, когда дети живут в будущем… Но в каком будущем?
Мой друг прислал из Америки такой текст: «Недавно Бил Гейтс, выступая перед старшеклассниками, назвал 11 правил, которые подростки, по его мнению, никогда не узнают в стенах школы. Он подчеркнул, что ежедневные оптимизм и политкорректность формирует поколение, далёкое от реальности, а это неизменно приведёт к неудачам во взрослой жизни. Правило первое: жизнь несправедлива, привыкайте к этому!»
На этой «оптимистической» ноте мы заканчиваем нашу программу.

Формула прав задержанного украинца: вы имеете полное право хранить молчание, даже если вас сильно бьют…