11.jpg

Уже успев разозлить поборами предпринимателей и студентов, политики взялись за святое – право каждого появляться в стенах Кабмина в чем попало. Новый дресс-код напоминает нам о фильме «Плезантвиль» и вызывает двоякую реакцию: сначала истерический смех, а потом тяжкие думы о судьбах родины в свете такого решения. Хаос невыгоден, он пугает представителей власти и вызывает только непреодолимое желание с ним бороться. А в сухом остатке все равно получаем чистейший абсурд.

Новая власть — поневоле, просто от дефицита кадров, наводненная людьми, сформированными в советские времена, — не придумала ничего лучше, кроме как привычное «не пущать». Новый мастер-класс по хождению строем решили провести в Кабинете министров. Идеологами новшеств выступили Анатолий Толстоухов и Николай Азаров. И неудивительно: именно эти два чиновника наиболее консервативны, наиболее раздражены любыми проявлениями свободы и своеволия, наиболее далеки от чего-либо яркого и оригинального. И логично, что именно они первыми не выдержали правил, сложившихся в течение последней пятилетки.

Точнее – в их понимании – полного отсутствия каких-либо правил. Теперь, с их легкой руки, правил более чем достаточно: список ограничений занимает несколько страниц. Общее впечатление: запрещено практически все. Люди, не склонные к классическому стилю в одежде, вообще лишены альтернативы и вынуждены либо ломать себя через колено, либо отказаться от посещения правительственного здания. И, похоже, оба эти варианта властям на руку.

Все бы ничего, если бы требования к внешнему виду касались только чиновников. В конце концов эта категория людей, изначально склонная к слепому подчинению, и воспринимает жесткие правила как должное. Но первой жертвой дресс-кода пал фотограф одного из СМИ – его не пустили в помещение правительства из-за чрезмерно широких джинсов. Для тех, кто не в курсе специфики, в этой новости нет ничего необычного. Но те, кто имеет представление о нюансах, вдоволь посмеялись над абсурдностью ситуации. Дело в том, что фотокорреспондентам, как никому, требуется для работы свободная, удобная одежда. Они могут себе позволить подползти на четвереньках к президиуму, валяться на коврах и паркете любого секретариата в рамках охоты за яркими кадрами – просто потому, что это необходимые условия их работы. Хотелось бы посмотреть, как фотограф проделывает все это в тесном классическом костюме. А ведь такие ограничения могут сказаться и на результате: фотограф будет сосредоточен не на работе, а на неудобстве новой одежды, и в итоге сфотографирует, допустим, того же Азарова, как-нибудь неудачно. И кому от этого будет хуже?

Новым дресс-кодом власть наконец решит для себя проблему с журналистами. Не пустить в помещение просто так – пока что чревато. Лишить аккредитации – еще более скандальный вариант. А внешний вид не имеет прямого отношения к свободе слова, и в этом случае к власти не придерешься. Тем более что не все журналисты сразу дернутся кардинально обновлять свой гардероб – у части просто не будет на это средств, у остальных – особого желания. Найдутся и такие, которые просто перестанут ходить в Кабмин в знак протеста и из чувства глубокого отвращения – и таким образом власть избавится от присутствия наиболее неугодных и несговорчивых. Свободный стиль в одежде обычно предполагает и определенную свободу мышления. Многим людям даже думается лучше, когда ничего нигде не жмет, не тянет, не опускается и не задирается. А способен ли будет чиновник или даже журналист критично оценить происходящее, если у него в этот момент жмут ботинки? Вот именно.

Всем, кто от посещений отказаться не сможет или не захочет, будут созданы все условия для воспитания подобострастия. В стенах Кабмина теперь воцарится официоз, посетители и сотрудники будут чувствовать его давление каждую секунду – невербально, безадресно, всего лишь посредством одежды. В ней будет жарко, тесно, неудобно, она будет напоминать, что в этих стенах необходимо бояться (не об этом ли совсем недавно рассуждал Азаров?). И еще посетители ни на секунду не будут забывать, где именно они находятся. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы человек на работе чувствовал себя как дома. Большинство воспринимает работу как каторгу, а значит, как место, куда нужно регулярно ходить и испытывать принуждение к действию. Потому, наверно, фриланс – удел сильных духом. Для свободного графика и работы на дому требуется сущая безделица – самодисциплина. Чиновники, работающие в жестком режиме, оказались в такой ситуации исключительно потому, что сами склонны делать что-либо только после хорошего пинка. И только они могут считать нормальной формулировку: «внешний вид отражается на карьерном росте». И тут дресс-код им в помощь. Сидя дома за компьютером в домашнем халате, можно плодотворно работать и соблюдать сроки только в двух случаях: если ты очень любишь свою работу и если ты обладаешь нечеловеческой силой воли. В остальных случаях, чтобы выдавить из себя хоть какой-то КПД, требуется офис, костюм-тройка, серпентарий из коллег для поддержания личной планки и начальник с нагайкой в соседнем кабинете. По-другому никак.

Более того – посетители и сотрудники Кабмина будут вспоминать о давлении государства, не только находясь в помещении, а и тогда, когда будут тратить свое свободное время на поиски подобающего гардероба для посещений. И любую шмотку будут рассматривать уже в контексте того, пустят ли в ней в Кабмин. Такая вот паранойя. То есть вопросы соответствия правительственным нормам внешнего вида будут занимать головы граждан практически круглосуточно. Думать будут с неприязнью, но и с осознанием неизбежности. А что еще нужно власти для поддержания лояльности?

Помнится, одно время на двери одного из политеховских деканатов висело объявление: «Вход в купальниках запрещен!» Имелись в виду, конечно, слишком открытые маечки, в которых студентки спасались от жары во время летней сессии. Ну с этим ограничением еще можно смириться. Но кабминовский пункт о запрете женской одежды, «полностью открывающей руки»… А что делать в жару? Или кондиционеры в правительстве работают как часы? И запрограммированы как раз на рукав «три четверти»…

В новом дресс-коде есть еще один момент, который на руку власти. В любой конторе, где имеется программист, известно, что предъявлять претензии к его экстравагантному внешнему виду - это обрекать офис на техногенную катастрофу. Теперь Кабмин показывает, что даже незаменимый суперпрофи через охрану на входе не пройдет. Опять же, неслучаен и феномен охраны – в новых правилах отмечается, что именно на ее усмотрение будут отдаваться вопросы допуска в здание в спорных случаях. То есть лишний раз напомнить простому человеку о могуществе силовиков, поставить какого-нибудь уважаемого специалиста в идиотскую ситуацию конфликта с полуграмотным охранником – это все будет действовать на психику незаметно, и на выходе получим осторожный и предсказуемый электорат.

Естественно, в этом запрете между строк речь идет и о конкретных персоналиях. Первой приходит на ум Тимошенко – она бы дресс-код точно не прошла. Впрочем, как запасной, дублирующий вариант, есть Наталья Королевская, у нее немного больше шансов на соответствие таким жестким требованиям. Еще в группе риска оказалась бы певица Руслана, если бы дресс-код ввели несколько лет назад. Хотя — о чем вы, его бы не ввели – не за то она стояла на Майдане… Но к сожалению, светлые личности, по наивности затесавшиеся в коридоры власти, надолго там не задерживаются. Так, видимо, случится и со списком «Зеленого фронта». Сколько ребят попадет в горсовет, пока неясно, но попавшие, даже если они не поддадутся на подкуп и шантаж, со временем могут не выдержать общей атмосферы, плюнут на практическую политику и в следующий раз баллотироваться уже не будут. Одно радует: сессии городского совета до того момента будут куда увлекательнее, чем сейчас…

Тем временем вместо дресс-кода не мешало бы ввести фейс-контроль, справки о судимости и психических отклонениях, а также обязать проходить какие-нибудь тесты на общий уровень политической культуры и основной набор жизненных ценностей. Раз уж подобные вопросы пока не вызревают в обществе сами собой накануне предвыборных кампаний, то есть смысл ввести эти критерии искусственно. Иначе до естественной потребности «спросить с кандидатов» народ может и не дожить. А дресс-код вполне может в ближайшее время стать последней каплей, наряду с конституционной реформой и налоговым кодексом. И если под стены Кабмина придут тысячи недовольных, проверять их на входе на наличие деловой одежды вряд ли кому придет в голову. Да и не найдется там, скорее всего, ни одного человека в деловом костюме – в камуфляжке в таких случаях завсегда удобнее…

Вместо того чтобы упирать на действительно важные критерии, власть, стремясь не допустить к себе неугодных, задействует совсем другое «решето». Помимо дресс-кода демонстрируются и бюрократические фокусы - придирки к запятым в документах кандидатов и массовые миграции донецких в Крым, судебные запреты на проведение партийных конференций на Львовщине. Крымским баллотирующимся власть напоминает прошлые махинации или вешает на них новые, но так или иначе, а плотность арестованных кандидатов на квадратный километр ЮБК нынче явно зашкаливает.

А между тем, в депутаты стремятся попасть представители всех слоев населения. Многих не пускают даже не на этапе подачи документов в комиссии, а намного раньше – и слава богу. Например, на Волыни более 20 священников епархии Украинской православной церкви изъявили такое желание. Митрополит, понятное дело, в благословении отказал. Так прямо и написано. Ведь как звучит, вслушайтесь: благословение на выборы… Причем просящие даже умудрялись аргументировать тем, что по новому законодательству для участия в выборах вступать в партии не обязательно. Но им было отказано: все-таки это противоречит Конституции, ибо церковь в нашей стране пока отделена от государства. По крайней мере, пока. А там, глядишь, после очередной конституционной реформы и молебны за честные выборы, и панихиды за упокой оппозиции узаконят…

Виктория Найденова, для «Пятницы»

Кабмин выделил на лечение депутатов более 100 млн гривен. Но, судя по всему, даже этой сумы не хватит, чтобы вылечить нашим депутатам головы.