9a.jpg

«Пятница» открыла телевизионный проект. Он выходит под тем же названием на канале А/ТВК. Каждую пятницу, в шесть вечера. В ней мы пытаемся популярно объяснить непопулярное. А для тех, кто не успел к эфиру или хотел бы «остановить мгновенье», зафиксировать чью-то удачную мысль, расшифровки программы – на газетной полосе.

Ведущие: Наталья Курдюкова, Игорь Поддубный.
Тема 1. Упразднение политреформы 2004 года
В гостях: Александр Сирота – правозащитник, Фёдор Вениславский – эксперт в области конституционного права, доцент юридической академии.
НАТАЛИЯ КУРДЮКОВА: Сегодня мы говорим о политреформе, точнее — об её отмене. Шесть лет назад полномочия президента были поделены. Именно на этих условиях Виктор Ющенко стал главой государства. Но времена меняются и, как мы видим, достаточно кардинально. Самое интересное, что за политреформу голосовали именно те люди, которые теперь хотят её отмены. То есть дело совсем не в реформе, а в обстоятельствах?
ИГОРЬ ПОДДУБНЫЙ: Кому-то эта тема покажется скучной... Тем не менее разобраться в ней очень важно и нужно. Господа, что принесёт Харькову отмена политреформы?

АЛЕКСАНДР СИРОТА: Я не знаю, что Харькову даёт отмена этой политреформы, но я точно знаю, что может произойти и чего нам следует ожидать. Вспомним двух последних губернаторов — Авакова и Кушнарёва. У Кушнарёва были максимальные полномочия, он имел большую власть над силовыми структурами благодаря тому, что являлся элементом президентской линии. Поле политреформы, когда главенствовал Аваков, то у него уже не было такой возможности влиять на прокурора области, даже через президента.
И.П.: Отмена политреформы укрепляет президентскую власть в Харькове?
А.С.: Да, эта власть проявляется через губернатора и его возможности более четко влиять и требовать обратных реакций у силовых структур. С моей точки зрения, это плохо. Так же после реформы глава государства может назначить по своему усмотрению представителя президента в Харьковской области, то есть губернатора. Это может быть как порядочный человек, так и абсолютно непорядочный.
ФЁДОР ВЕНИСЛАВСКИЙ: Вертикаль исполнительной власти после конституционной реформы 2004 года была в двух руках: с одной стороны, руководил Кабмин, а с другой — назначал и снимал губернаторов президент, было двоевластие. Конфликт между Кабинетом министров и президентом на примере Тимошенко и Ющенко приводил к тому, что власть бездействовала.
Но Конституция не должна меняться в угоду каких-то сиюминутных интересов, а реформа 2004 года была кулуарной договоренностью двух политических сил, это был антидемократический шаг с точки зрения и процедуры, и содержания. Были сделаны так же подвижки в сторону парламентской республики, но нужно понимать, что её сутью является многопартийность, наличие реальных политических партий. А сегодня в Украине их нет, есть политические лидеры, которые самолично определяют действия партии.
А.С.: На самом деле, сегодня изменения зависят не от того, какова Конституция, а от взаимоотношений веток власти. Если муж разводится с женой, то надо ли менять брачный кодекс в связи с тем, что он не позволяет сохранить семью? Не брачный кодекс виновен в том, что муж и жена не могут найти компромисс. Так и Конституция не виновата в том, что Ющенко и Тимошенко не могли найти общий язык.
И.П.: Возьмем, к примеру, последнюю конфликтную ситуацию, возникшую при строительстве дороги в парке Горького. Давайте смоделируем ситуацию. С кого спросить за это сейчас, после отмены политреформы, и с кого нужно было спрашивать, когда реформа была в действии?
А.С.: Практически ничего не поменялось! Фигура № 1 у нас – это губернатор, он отвечает за всё в области. Но у губернатора до отмены политреформы была возможность перекинуть часть ответственности на премьер-министра и его ветку власти. Сейчас он этого сделать не может.
Ф.В.: В данном случае я согласен с тем, что есть четкая вертикаль власти, при которой президент и премьер-министр находятся в одной лодке. Если исходить из той модели власти, которая закреплена в Конституции 96-го года, то президент, имея очень широкие полномочия, может более активно реагировать на факты нарушения, если они имеют место быть — таких, как ситуация с дорогой в парке Горького.
И.П.: Мы живем в период выборов. Политреформа принимается и отменяется именно в этот период. Так было и в прошлый раз. Это происходит именно тогда, когда есть наибольший спрос в общественности относительно тех уставов, на которых должна строиться демократия. А как быть с выборами, с защитой избирателей даже в таком простом вопросе, как печатанье бюллетеней? Новый закон даёт ли право контроля политических субъектов, идущих на выборы, над тем, что печатается?
В.Ф.: К вопросу о местных выборах я хотел бы сказать о том, что тот закон, который регламентирует порядок проведения местных выборов, специально готовился для того, чтобы создать максимально комфортные условия для провластной политической силы, партии. Например, в этом законе нет запрета на размещение предвыборной агитации на зданиях органов предвыборной власти, местного самоуправления, в метро и так далее. То есть стандартные ограничения в этом законе отсутствуют. В этом законе также есть ряд возможностей, позволяющих при желании органам местной власти вмешиваться в избирательный процесс.
И.П.: Подозреваю, что упразднение политреформы делается именно под эти выборы… У нас на связи бывший председатель областной ТВК на прошлых выборах в местные советы Николай Селезнёв. Николай Васильевич, предусматривает ли новый закон контроль над избирательными бюллетенями при их изготовлении?
НИКОЛАЙ СЕЛЕЗНЁВ: Законодательство о местных выборах образца 2006 года нечетко прописывало ситуацию, связанную с обеспечением контроля со стороны субъектов избирательного процесса, относительно изготовления избирательных бюллетеней. К сожалению, и новое законодательство предусмотрело практически те же нормы, которые не усовершенствовали эту процедуру, на местных выборах обеспечить нужный контроль законодательство не позволяет. Прежде всего, мы понимаем, что количество полиграфических комбинатов и предприятий, которые будут изготавливать бюллетени в Харьковской области, будет довольно-таки значительное.
Разговоры о контроле над изготовлением бюллетеней всегда связаны с проблемой доверия к результатам выборов. И если есть действие, осуществляемое в ходе подготовки к выборам, не контролируется субъектами избирательного процесса должным образом, то, в результате, оно всегда вызывает сомнение. Например, о возможности дополнительного количества бюллетеней на каком-то участке. Увы, подтвердить или опровергнуть эти данные невозможно. Наличие этих сомнений связано с тем, что законодательно это процедура очень нечетко прописана. Это не даёт осуществить полный контроль над порядком изготовления и количеством избирательных бюллетеней на местных выборах.
Ф.В.: Если прокомментировать слова Николая Васильевича, то, я думаю, нужно исходить из реальности, что бюллетеней для местных выборов слишком много: для городского, областного советов, мэра и так далее. Если бюллетени печатаются на специальных полиграфических предприятиях, есть органы, которые должны контролировать процедуру изготовления и денег, и бюллетеней. За дополнительно напечатанные бюллетени предусмотрена уголовная ответственность: это преступление. И я не думаю, что много людей ради местных депутатов пойдут на него. с мэром немного сложнее.
А.С.: Внесены некоторые изменения в закон о местных выборах. Например, сегодня любая из непарламентских партий имеет право подать кандидата в члены комиссии. Но, к огромному сожалению, не все кандидаты туда попадают. Их самостоятельно выбирает избирком. В комиссию нужно 10 человек, в случае, если подадут заявления 30, то 20 из них пойдут в лес, фигурально выражаясь. Где гарантия, что избирком из 30 претендентов не выберет десяток наиболее «симпатичных» себе?
Ф.В.: Во-первых, не территориально-избирательная комиссия своим закулисным решением определяет, а есть четко прописанная в законодательстве процедура жеребьевки членов комиссии. Второе: комиссии, любом случае, должны состоять из многих политических сил. И если они будут добросовестно подходить к своим обязанностям, четко соблюдать требования закона, и следить за тем, чтобы и другие это делали, то фальсифицировать результаты будет очень сложно.

9b.jpgТема 2. Отопительный сезон и повышение тарифов
В гостях: Анатолий Кваша – депутат областного совета, Александр Ермаков – руководитель областной общественной организации Союза управдомов.
Н.К.: Похолодание, как всегда, приходит неожиданно. Но прохлада в наших квартирах сейчас не главная проблема, всех волнует очередное повышение тарифов на тепло. Цитирую заместителя губернатора Валентина Дулуба: «Новые тарифы теплоснабжающих организаций Харьковской области находятся на согласовании в Национальной комиссии регулирования электроэнергетики. За прогнозами, в среднем, тарифы на теплоснабжение в области вырастут на 25—30 %. Сроки принятия новых тарифов пока не называют». Есть ли граница подорожания коммунальных тарифов? Есть ли какие-то варианты экономии?
АНАТОЛИЙ КВАША: Во-первых, мне непонятно, почему вот так легко многие харьковчане соглашаются с повышением тарифов и готовы платить, не зная цены. По большому счету, это должно обсуждаться с населением, есть такое понятие – общественное слушанье. И в демократичном обществе эти вещи должны оговариваться. В том беда украинцев, что они легко прощают вот такие необоснованные принятия решений властью. На каком основании повысилась цена на газ? Ведь украинский газ не вырос в цене, а его вполне достаточно, чтобы обеспечить весь жилищно-коммунальный сектор.
И.П.: Анатолий Павлович, а вы что-то слышали о требовании МВФ?
А.К.: МВФ же не только требует повышать цену на газ для населения до уровня цены, которые платят промышленные предприятия. Он также требует повышение жизненного уровня людей, заработной платы. Эти требования существовали и при прошлом правительстве, которое находило возможности убедить МВФ, что такие шаги принимать несвоевременно.
И.П.: Как потребитель может экономить в данной ситуации?
А.К.: Для этого нужно поставить нормальные окна, менее подверженные теплопотерям, провести утепление наружных стен и так далее… Наши эксплуатирующие организации жильё не обеспечивают нужным утеплением швов, своевременным ремонтом, в связи с чем происходит выветривание тепла.
АЛЕКСАНДР ЕРМАКОВ: Очень эффективна установка тепловых счетчиков на дом. Как вариант, можно было бы создать государственную или местную программу по их установке. Так же важно и индивидуальное отопление. В некоторых квартирах оно уже есть. Но здесь мы сталкиваемся с вопросами правового характера — из-за того, что год назад было принято постановление, запрещающее установку индивидуального котлового отопления в квартирах.
А.К.: Как мне кажется, индивидуальное отопление – это ошибочный путь. В цивилизованных странах этого нет. Надо идти по пути создания локальных котелен. Индивидуальное отопление на домах, построенных в 70—80-х годах, может установить только небольшой процент жильцов, так как это связанно с огромными затратами, но самое главное, что это существенно загрязняет окружающую среду. Индивидуальное отопление в квартире поставить сегодня можно, но для этого также нужно согласие всех жильцов дома.
И.П.: Давайте поможем людям определиться с деньгами. Стоимость индивидуального отопления на данный момент в среднем около 5 тысяч долларов. Выгодно ли это?
А.К.: За несколько лет эта сумма окупится. Но с точки зрения эксплуатации жилья это невыгодно.
А.Е.: Естественно, нарушается тепловой баланс в доме. Но для жильца это выгодно.
И.П.: Что можно ещё предложить людям?
А.Е.: Максимальное участие государства в проблемах людей, какие-то государственные программы, которые смогут субсидировать или дотировать, смогут установить технологии по теплосбережению на домах.
И.П.: У нашего тепла, по всей видимости, тоже есть менталитет — оно практически всегда есть тогда, когда ненужно по разным причинам: профилактика, проверка труб, подготовка к отопительному сезону. И практически никогда его не бывает в действительно нужное время.

- Что общего между бухгалтером и бюстгальтером?
- И тот, и другой могут скрывать то, что лучше не показывать, а могут и создавать видимость того, чего не существует на самом деле.