12_________.jpgЧтобы понять звериную сущность выстроенной системы рыночной экономики, достаточно гипотетически рассмотреть ситуацию с одним из самых востребованных товаров, например, водой.

Допустим, в жаркий период неожиданно пересыхают реки, питьевой воды нет. Приезжает бизнесмен. У нас есть деньги, которые ему нужны, но нет воды, у него много воды (источник частной территории) и желание забрать наши деньги. Предположим, что он нанял охрану для своего источника. А теперь вопрос: что будет ограничивать его в цене на воду? Ответ — спрос. Только он, никакой морали и этики в этих вопросах нет. Сейчас воспитан именно такой вид бизнесмена. Он боится только наказания со стороны законодательных органов и падения спроса у населения. Если убрать страх — а его нет на высших ступенях бизнеса, т. е. когда бизнесмен становится еще и политиком, — остается только спрос. В нашем случае спрос велик: народу надо пить или он умрет. И бизнесмен назначает максимальную цену. Например 200 долл. за литр. Нас мало для бунта, для угрозы государственности или самим торговцам. Народ возмущается, но терпит крохобора, у него охрана (внутренние органы), а у народа нет единства. Кто-то успел наскирдовать фантиков‑долларов в неимоверных количествах, и ему пофигу такая цена. А у других в заначке 500, максимум 1000. Последним цена совсем не безразлична. От нее зависит, сколько можно еще прожить: день, неделю или десять лет. Они возмущаются, собирают себе подобных, но сил не хватает. А жажда уже вовсю мучает. Бежит народ, достает кровные накопления и покупает литр или два — еще на пару дней. А бизнесмен подсчитывает прибыли, усиливает охрану и продолжает наращивать капиталы, ибо срок аренды источника истекает. Вскоре народ начинает умирать от обезвоживания. Первыми — те, кто не позаботился о накоплениях, кто честно работал, короче, «плебеи». Таким образом «бизнесмен» не только обогащался, но и вел селекцию населения, оставляя только пригодных и принимающих рыночную экономику и уничтожая пережитки прошлого. Через какое-то время население уменьшилось вдвое, процветали «ритуальные услуги», места на кладбищах выросли в цене. «Недобитков» убаюкивали сериалами, отвлекали от грустных мыслей веселыми шоу.
Конечно, для вида в верхах шла борьба за народ. Кто-то кричал, что так нельзя, что срочно нужно менять законодательство и ограничивать цену на воду. Другие отвечали, что цена как в Европе. О том, что там «фантиков» у людей раз в 100 больше, помалкивали. И законы принимались, но такие уж непонятные, что на местах все оставалось по-прежнему. Цена на воду если и понижалась, то на 1–2 долл. Так прошло еще какое-то время, население опять сократилось вдвое. Тогда была введена упрощенная система регистрации и предоставления гражданства для иностранцев. Так что улицы не пустели, квартиры не дешевели и создавалось впечатление, что все у нас в порядке.
А по ТВ не прекращались веселье и шутки, последние также приветствовались и политиками, которые не наказывали нанятых шутников, а напротив, даже очень поощряли, потому что поняли высмеянное зло — уже не воспринимается как зло и, стало быть, спрос за него уже не тот. Так и продолжалась жизнь в этом государстве, пока не остались только те, кто имел средства на воду, и иностранцы, которым почему-то вода отпускалась по льготным ценам — типа гости пока обоснуются, пока привыкнут, надо их поддержать. И вот спустя немного лет осталось от коренного населения только небольшая зажиточная часть общества. Остальные все приказали долго жить, их квартиры заняли иммигранты из, как принято их называть, «третьих стран». Теперь уже некому было возмущаться, некому было протестовать против новых поборов и скупки земель. Теперь и пришло время великого переселения. И поехали к нам великие западные гости и скупали все, что можно, вместе с льготниками иностранцами. Последних тут же лишали льгот, и всех, кто не мог платить и не «приспособился», выселяли из квартир. Их места заселяли более успешные бизнесмены и предприниматели из «благополучных стран». «Секретные шлюзы» были открыты и потекли по стране полновод­ные реки. Иностранцы и чудом уцелевшие неимущие местные были наняты в слуги и выполняли самые грязные и тяжелые работы. Цель была достигнута, великое переселение и захват огромных территорий без единого выстрела. И всему этому способствовала «правильная» рыночная экономика, создавшая искусственный дефицит, и «правильная» власть. Мне кажется, что сейчас происходит нечто подобное, только в другом измерении, менее заметно и, разумеется, не с водой…
Сергей Павлов, для «Пятницы»
— Доктор, можно к вам зайти?
— На что жалуетесь?
— На 500 баксов.
— Тогда заходите.