13_________.jpgДаже не знаю, с чего начать. Столько мыслей сразу — никогда со мной такого не было. Столичные нардепы и харьковские футбольные болельщики в попытках уподобиться друг другу наполняют информационное пространство не пойми чем. А журналисты теряют терпение и срываются на политиков, потому что сколько можно уже врать в глаза, в конце концов. Теперь главное — довести количество потерявших терпение и количество потерявших совесть до соразмерных величин.

Начав проверять народ на прочность, власть действовала постепенно. Сначала попыталась сплющить харьковских экологов‑индивидуалистов, за которыми никого особенно не стояло. Потом — разогнала предпринимателей в столице, силу чуть более сплоченную и организованную. И наконец добралась до людей партийных и неприкосновенных, до самого крупного политического образования после партии власти. И решила проверить, что будет, если ударить нардепа креслом по голове. Как поводом к силовому разрешению «регионалы» воспользовались тем, что «бютовцы» якобы принесли в Верховную Раду цепи, монтировки и замки. Как позже выяснилось, для того, чтобы держать двери, но поди потом докажи, что не верблюд. И это уже не в первый раз власть проецирует на оппозицию свои принципы работы, в результате чего частично действует на опережение, а частично допридумывает легенду на ходу, просто поставив себя на место противника. Приемы в этой информационной войне не то что похожи, а вообще идентичны. Например, если кто помнит, все обвинения со стороны оппозиции в фальсификациях выборов в Харькове закончили ничем, а точнее — встречным обвинением в фальсификациях на участке, где по роковой случайности не победил «регионал» Игорь Выровец.
Одним только лучом света в темном царстве, итогом, ради которого стоило все затевать, стал журналистский бойкот Чечетову. При взгляде на его лицо во время атаки представителей СМИ рождалась в душе какая-то брезгливая жалость. Куда-то делась на долю секунды его уверенность, дала сбой система «Остапа несло». Еще немного, и можно было бы говорить о том, что Чечетов смутился. Вот что заставляет человека так безоглядно выполнять чужую волю — что по части комментариев, что по части легендарных «семафоров» во время голосования фракции? И еще интересно, сколько продлится бойкот. Хорошо бы, если бы такая мера стала основной в деле информационного уничтожения наиболее неадекватных партийных спикеров. К примеру, бойкот Тягныбока во многом теперь решил бы проблему деятельности это политической силы и ее нарастающего влияния.
Тем временем, «регионалы», еще не получившие бойкота, утверждают, что драка была выгодна «бютовцам» — нужно было отправить шокирующие кадры на Запад, а к тому же в срочном порядке заболтать тему о Киотском протоколе. Так повелось, что все, что связано с тандемом Луценко — Тимошенко, напрямую связано со стратегией развития государства. То есть как только заходит разговор об очередном объединении двух этих политиков — наверняка можно говорить об оживлении протестных настроений в целом. А если уж их обоих, только заслышав объединяющие тезисы, власть принялась давить особо тщательно — то отработка силовых методов, которые будут в дальнейшем применяться повсеместно, налицо. Если даже не в чем напрямую обвинить, то есть за что зацепиться. Уже ни у кого не вызывает ни раздражения, ни протеста утверждение о том, что любая власть ворует. Значит вопрос, когда речь заходит об ответственности, только в том, насколько незаметно ты воровал, и насколько хорошо поделился. А часто даже первое условие незначительно, и вес имеет только второе — потому что всегда можно насочинять ложных обвинений, если доказать реальные грехи того, кто не поделился, не представляется возможным. Два сменяющих друг друга политических клана по определению неспособны делиться друг другом, потому они так и сформированы — а значит, поводом для преследований может стать всего лишь смена клана у руля. Дальнейшие нюансы — работа для подконтрольных силовиков.
А вот кто чувствует себя теперь как рыба в воде, так это Ляшко. Хотя тут, наверно, дело в его общей непотопляемости. Гомосексуальный скандал не то что на нем не сказался — такое впечатление, что Олег его не особенно и заметил. Теперь опять блистает на эфирах в статусе внефракционного, и позволяет себе хаять обе стороны конфликта. «Регионалы», между прочим, рано радуются. Если ему ничто не мешает рассуждать о том, сколько «бютовцев» после драки лежит в Феофании при смерти, и почему не стоило подставлять своих однопартийцев, то такой же компромат, а то и похлеще, может быть вывален в эфир из его уст и относительно Партии регионов. Когда и при каких условиях это произойдет, и как повлияет на текущие расклады — неизвестно никому, Ляшко — это ведь обезьяна с гранатой, недаром его даже одно время использовали как орудие в борьбе против тогдашнего харьковского мэра Добкина.
Еще один конфликт разрешился, не успев созреть, но все равно оставил после себя неприятный осадок. Эпопея с Мустафой Найемом и «Беркутом» завершилась полюбовно, но должный эффект был достигнут — силовики поиграли мускулами, в очередной раз проверили порог терпения журналистов и сочувствующей им оппозиции. Но основным конструктивным месседжем, который можно было вынести из этой истории, можно считать замечание самого Мустафы. Ведь действительно, скольким людям некому позвонить с тем, чтобы информация о задержании моментально распространилась в нужных кругах, и скольких людей не поедут вызволять народные депутаты? Наверно, все-таки наработка личных связей — это не выход. Это тактика, но не стратегия в случае с неправовым государством вроде нашего. Это как попытка закидываться обезболивающим, вместо того, чтобы удалить больной зуб. В случайности в последнее время не очень верится, но есть, конечно, еще один вариант: что «беркутовцы» действительно шли по следу каких-то Бонни и Клайда, и наткнулись на Мустафу, и, не зная его в лицо, слегка сошли с рельс — учитывая клиническую нефартовость нынешней власти, такой вариант имеет право на жизнь. Но тут уже вопрос, как любит говорить президент, «политической культуры» — никто не мешал силовикам вовремя остановиться. С другой стороны, чем дальше от столицы, тем кардинальнее меры — харьковский журналист Климентьев вон вообще как в воду канул.
Тем временем в Харькове в кои-то веки за последние месяцы местное самоуправление повело себя адекватно и наконец среди множества абсурдных запретов запретило то, что объективно подлежит запрещению. А именно — по решению суда около сотни футбольных фанатов не смогли провести шествие в память о погибшем болельщике московского «Спартака». Кто не понял, это могло бы перерасти в подобие бойни на Манежной площади в Москве. Хорошо бы, если бы этой неудачной попыткой в Харькове все и закончилось. И помня о наших внутренних перипетиях, у известных недоброжелателей не возникло бы искушения использовать силу футбольных фанатов для дискредитации в преддверии «Евро-2012» Ярославского, Суркиса, Украины в целом — нужное подчеркнуть.
Виктория Найденова, для «Пятницы»
— Просыпайся!
Обеденный перерыв!
— Идите без меня — я сегодня без обеда работаю…