9_________.jpgВ августе — сентябре 2010 года харьковчанин Алексей Коровин отправился в «одиночку» – одиночное путешествие на мотоцикле в Монголию. 20 100 км, 46 дней пути, 5 стран, 2780 литров бензина… О путешествии Алексей снял фильм и готовит книгу. В ближайших планах харьковчанина: проехать в одиночку всю Европу, а через год – совершить сухопутное путешествие из Харькова в Австралию.

Зачем я отправился в «одиночку» до Монголии? Хотелось приключений. Пройти несколько климатических зон, увидеть непривычные пейзажи, познакомиться с необычными людьми. Удалось. Тайгу я прочувствовал, две тысячи километров песков, степи, бездорожья в Монголии – тоже.
У меня мотоцикл, в общем, не предназначенный для таких длинных поездок по бездорожью. Но он скоростной и удобный. Так что это было испытание себя самого – что я буду делать, к примеру, если поломка в пути. После прошлого путешествия вокруг Черного моря понял, что нужно приварить «броню» к радиатору и соорудить специальные кофры для вещей. Всего мотоцикл с амуницией весил около 280 кг.
У меня часто спрашивают, не скучно ли ехать одному. А я отвечаю, что как раз скучно было бы ехать вдвоем. Когда ты один, ты открыт для новых знакомств, постоянно встречаешь новых интересных людей.
Так что основная цель маршрута и была – побыть одному. В течение полутора месяцев я медитировал на колесах. Это классный способ побыть с собой наедине, думать, подмечать интересные моменты жизни на видео или фотокамеру.
Маршрут нарисовал за ночь. Наметил север России, Байкал, Казахстан, Кыргызстан, Монголию, озеро Иссык-Куль.
В результате получился такой маршрут: Харьков – Курск – Орел – Тула – Москва – Тверь – Новгород – Санкт-Петербург – Вологда – Котлас – Сыктывкар – Ухта – Троицко-Печерск – Сыктывкар – Пермь – Екатеринбург – Новосибирск – Красноярск – Иркутск – озеро Байкал (остров Ольхон) – Иркутск – Улан-Удэ – Кяхта – Улан-Батор – г. Алтай – Барнаул – Павлодар – Караганда – Балхаш – озеро Иссык-Куль – Тараз – Кызылорда – Актюбинск – Саратов – Острогожск – Харьков.
Выехал из Харькова 11 августа 2010 года. Все границы пяти стран пересекал без виз, просто с загранпаспортом.
Россию проехал легко. Приятно было останавливаться на ночевку там, где нет людей. Ставишь палатку, готовишь себе чай и кашу, смотришь на звездное небо.
За Троицко-Печерском (Коми) дорога закончилась, и началось мокрое глинистое бездорожье. Со скоростью 8—10 км/час я проехал по нему 100 километров, буквально удерживая на себе мотоцикл. И развернулся обратно. Вернулся в Сыктывкар и по федеральным дорогам поехал в Пермь. До Иркутска была нормальная асфальтированная дорога. За Уральскими горами климат изменился – стало теплее, 12—15 градусов тепла днем, солнечно. В тайге я спал без палатки – тепло и не было комаров.
К северу температура воздуха начала падать. Несмотря на август, под Ухтой было 4—7 градусов тепла, а ночью – вообще минус. Я перед поездкой настраивался на жару – представлял Монголию, Казахстан. А почти все время было холодно.
Одна из «мечт» у меня была – доехать до Байкала. Летом он оказался похож на настоящее море – грандиозные пространства, тишина, мягкая крымская погода, яркое солнце. Искупался, вымыл байк – это было просто счастье. С острова Ольхон снова вернулся в Иркутск, где до этого оставил большинство вещей у нового друга-байкера. И поехал вокруг Байкала.
К моменту перехода монгольской границы я проехал 10 700 км за 22 дня. До Улан-Батора шла отличная асфальтированная дорога, а я все думал: когда ж начнется обещанное монгольское бездорожье, о котором мне говорили? Через 200 км после Улан-Батора дорога резко закончилась. Вот там осознал, что такое настоящее бездорожье. Начались проблемы с навигацией, ориентировался по карте, солнцу, компасу. Впервые серьезно «сломался». Кофры начали ломать мотоцикл. Кое-как я добрался до ремонта, сняли эти кофры, а мотоцикл «заварили». В Монголии вообще, какая бы поломка у транспорта ни произошла (не считая лошадей, конечно), все «варят». Никаких ключей, готовых деталей в монгольских мастерских нет. Нужную деталь мы реально вырезали из куска металла и «наваривали» на мотоцикл. Между Улан-Батором и городом с названием Алтай на мокром глиноземе случилось мое самое серьезное падение, жизнью я обязан хорошему шлему. После этого о своем состоянии я судил категориями «живой» и «мертвый». В Алтае было –1, ледяной дождь, на крышах лежал снег. А я думал: лето, сейчас же лето.

После Монголии возврат в Россию казался раем – тепло, зелень, хорошие дороги. Через сутки после Барнаула ночью я добрался до Павлодара, что в Казахстане. На пять дней застрял – организм, видно, бастовал, температура поднялась, слабость. Но я понимал, что впереди 4500 км по Казахстану, третий этап путешествия, надо ехать. После этого вынужденного отдыха энергетика пришла в норму, но понял, что каждое утро в пути нужно делать зарядку, восстанавливать силы.
Казахстан практически везде отстроил дороги. За два дня я доехал до южной точки Казахстана и пересек киргизскую границу. Через 200 километров я добрался до озера Иссык-Куль. Лил очень сильный дождь, +4, дороги вообще не было. Но озеро все-таки произвело сильное впечатление. Иссык-Куль стал крайней южной точкой путешествия.
В тот же день я вернулся в Казахстан. А уже через два дня добрался до Актюбинска, где передохнул и сделал профилактику байка. Возвращался в Харьков через свою историческую родину – город Острогожск. Порадовал родителей, которые не ждали, что я заеду. И уже 24 сентября я был в Харькове. Итого за 46 дней я проехал 20 100 км.

Алексей Коровин, для «Пятницы»

В детстве три поросёнка хотели стать космонафтом, космонифтом и космонуфтом.