14.jpgНет-нет, не волк, а именно полк – «5-ый Тамбовский спецпродовольственный». Был такой. Орудовал в наших краях весной 1919-го. И ошибка не в заголовке, а в том, что, рассказывая не так давно об «освобождении» Харькова Красной Армией, автор совершенно упустил из виду слобожанское село. Хотя его «освобождали» столь же беспощадно. И не только войсковые части. Презрев отдых и сон, трудились… «экспедиционные отряды».

Чья фантазия не разгуляется от такого словосочетания? Экспедиционные войска! «Крокодилы, пальмы, баобабы…». А также пробковые шлемы колониальной пехоты и острые копья кровожадных туземцев. Где-то так оно и было. Если только заменить копья вилами, а пробковые шлемы остроконечными буденовскими. Правда, с крокодилами как-то не срослось. Зато имелись коровы, свиньи, домашняя птица. Не говоря уже о запасах пшеницы и ржи. Вот за все это и велась война. А кто сомневается в ее колониальном характере, пусть ознакомится с давно не актуальным информационным сообщением…
«Организационно-инструкторский отдел решил распустить экспедиционный отряд Губпродкома, численность которого дошла до 1300 человек», – порадовали читателя харьковские «Известия» 21 февраля 1919 года. И тут же вылили на него ушат ледяной воды: «Решено для продовольственных мероприятий пользоваться отрядом при Комиссариате продовольствия, прошедшим большую школу в Советской России и гораздо более опытным». Вот откуда беда нагрянула!
Спешу успокоить тех, кто продолжает беззаветно любить северо-восточного соседа: из России прибывали грабить не только, а может, и не столько русские. Всяких там было: «Моя твоя нэ понимай! Хлэб давай, фураж давай!» Но не вызывает сомнений направление движения продовольственных караванов из Украины. Таки да – на Русь-матушку.
Кое-что, возможно не мало, прилипало и к рукам местных «товарищей». Причем не только тех, кто занимался заготовками в силу служебных обязанностей. Сохранилась слезная «челобитная», направленная Сумским уездным продкомом в Комиссариат продовольствия: укоротите чекистов! Хлеб отбирают! У крестьян в прямом смысле, а у «заготовителей» и в прямом, и в переносном: замкнули на себе контроль за вывозом продуктов из Сумского и Лебединского уездов. И попробуй с ними поспорь!
Что ответил нарком уездным коллегам, неведомо. Зато в мемуарах председателя ВУЧК товарища Семена (Исаака Шварца) сохранился ответ крестьян чекистам. В один из мартовских дней 1919 года шефу украинских «рыцарей революции» с сумского вокзала позвонили подчиненные: «кулацкие элементы» изгнали всю власть. Может, и нам рвануть, пока остается возможность? К сожалению, оставалась тогда не только возможность, но и резервный бронепоезд у товарища председателя…
Знойным летом красных «освободителей» сменили белые. И в течение полугода занимались приблизительно тем же. Сравнить одних с другими не так уж и сложно. В декабре 1919-го, оправдываясь перед уездным начальством за задержку с поставкой продовольствия, Харьковский волостной ревком кивал на «расхищения, произведенные отступающими добровольцами». Причем утверждал, будто «население обременено разверсткой, произведенной деникинской властью, получившей по этой разверстке продукты если не все, то значительное количество».
Ой, не все, ежели исходить из приведенных в том же документе цифр «поставок по нарядам для Красной Армии». А ведь забирали и без всяких нарядов, не говоря уже о государственной разверстке. Только теперь власть поступила умнее: сначала изъяла оружие. Всего-то пятитысячная Харьковская волость сдала штабу 14-й армии шесть возов добросовестно смазанных стволов.
После этого «хлебопашцам» оставалось только жаловаться. 15 июля 1920 г. «граждане хутора Шевченки» (теперь – район метро «Академика Павлова») сообщали в ревком: «Неизвестные войсковые части каждый день в числе 200-т верховых красноармейцев являются в хутор, пускают лошадей на крестьянские сенокосы, а сами принимаются вырывать картофель и обрывать яблоки. Просим принять меры, дабы граждане сами не остались без картофеля и т. п.».
«Неизвестные» оказались бойцами 2-го Советского кавалерийского полка. Судя по докладу инструктора уездного ревкома Чернышовой, проверявшей Харьковскую волость в декабре, «принятые меры» на них подействовали слабо. «Приезжают военные с подложными документами, забирают фураж, дебоширят и вообще творят безобразия… Настроение среди населения говорит не в пользу Советской власти».
Вот ведь ненасытные! Мало того, что «в пользу Советской власти» уходили горы продуктов, так им еще и «настроение» подавай! А откуда оно могло взяться? Спустя две недели после инспекторской поездки властной дамы, на пригородные хутора обрушилась новая напасть: «Разверстку выполнить в течение 48 часов… Уклоняющихся привлечь к ответственности вплоть до конфискации имущества, владельцев взять в качестве заложников…»
Круто забирали волостные ревкомовцы! А лично для себя просили у вышестоящего начальства самую малость – оружие для самозащиты. Красноречивая резолюция, начертанная на одном таком ходатайстве, отлично подходит для завершения статьи: «Оружия выделить не можем. Отобрать у бандитов и кулаков!». Спасение утопающих – дело рук самих утопающих…

Эдуард Зуб, для «Пятницы»

У мужика дом сгорел, жена ушла, все хозяйство развалилось. Взмолился он к Всевышнему: «Боженька, за что?» Тот сверху отвечает: «Ну не люблю я тебя!»