В харьковском «Поступе» прошла презентация 13-го издания романа Юрия Горлиса-Горского «Холодный яр», воспоминаний очевидца антисоветского сопротивления в центральных областях Украины. Вспоминали и харьковскую толерантность, и встречу с еще одним летописцем того периода, Василием Шкляром, на Черкасщине, душевную и многолюдную, с освящением оружия в местном пруду. И это накануне ряда протестных акций. Наверно, не зря – лучше книги для того, чтобы разозлиться как следует, точно не найти.
Это не просто документальный материал, изложенный в художественной форме. Это методическое пособие по партизанскому сопротивлению в горной и лесистой местности. Следует, правда, делать скидку на технический прогресс и в современные планы действий вносить поправки. Иногда при чтении текста в этом смысле получается смешно – как в романах Достоевского и Толстого, на каждом шагу спохватываешься, что мобильников-то не было тогда и сокрушаешься по этому поводу. Само собой, что презентация книги прошла без участия автора – он присутствовал незримо, в комментариях и воспоминаниях, во фрагментах биографии, которыми делились организаторы встречи. Виктор Рог, редактор газеты «Шлях перемоги», историк и публицист, вспомнил афоризм: «Не слушай, что говорят – смотри, кто говорит» - и, исходя из этих соображений, напомнил о некоторых эпизодах жизни Юрия Горлиса-Горского. Рассказывал долго, но более всего впечатлил один факт: 7 лет, находясь в заключении, автор притворялся перед чекистами душевнобольным, чтобы сохранить себе жизнь. Спектакль прошел успешно.Презентацию открыли словами Лины Костенко, которые она сказала недавно во время творческой встречи в Харькове: народ сначала теряет мудрость, и остаются знания, потом теряет знания, и остается информация. Эта презентация, как рассчитывали организаторы, должна была катализировать обратный процесс. Приводили в пример и харьковскую встречу с поэтессой - в последнее время тот легендарный аншлаг часто используют как оправдательную речь в пользу харьковской «украинскости». Популярнее, наверно, только тезис о происхождении Жадана…Сергей Кузан из Центра национального возрождения отметил, что работу Горлиса-Горского можно назвать эпохальной, она выдержала 13 изданий и выдержит еще больше. И поразмышлял о том, почему это издание надо популяризировать в нашем регионе. Мы толерантны, признаем старшинство наших старших братьев, прощаем обиды. В частности, на Харьковщине, чтобы показать свою дружественность, мы часто ставим российский «триколор» рядом с украинским флажком в своем автомобиле, или переходим в общении на русский, когда это удобнее в быту. Для украинцев Восточной Украины и Надднепрянщины национализм – это какое-то сугубо галицкое явление. После прочтения «Холодного яра» становится понятно, что это присуще не только «бандеровцам», что «украинцы – это те, кто ставит свое государство, нацию, независимость выше своей личной пользы и даже выше пользы собственной семьи, и они готовы отдавать свою жизнь во имя тех убеждений, в которые они верят».От Горлиса-Горского тянется ниточка к другому автору и произведению – к Василию Шкляру и его роману «Залишенець. Чорний ворон». Книга все о том же, и все-таки несколько вторична – говорю, как человек, прочитавший обе. И если у вас ровно вдвое меньше времени, чем у меня, то читайте, так сказать, первоисточник - то есть «Холодный яр», не пожалеете. Правда, он давно известен и не сопровождался скандалами. С «Черным вороном» - ровно наоборот: в этом году его автор шумно отказался от внушительной (и в смысле денег, и в смысле имиджа) Шевченковской премии за эту работу. Но нет в этом мире ничего незаменяемого. В смысле имиджа, как говорят завистники, Шкляр помог себе сам, подняв вокруг своего имени шумиху после своего отказа получать премию до тех пор, пока министром образования остается Дмитрий Табачник. А в смысле денег Шкляру помог Андрухович, подорвав украинскую интеллигенцию на сбор альтернативной суммы (поскольку реагировать на условие, поставленное Шкляром, власть не планировала и попросту отморозилась – впрочем, не впервые). Всем честным народом бунтующему писателю насобирали положенных 250 000 грн и утерли нос государству. 17 апреля на месте описанных в романе событий единомышленники Шкляра запланировали вручить ему эту альтернативную, действительно народную премию. Но не ожидали такого столпотворения – в Черкасскую область по такому случаю съехалось около 10 000 человек. Очевидцы, присутствовавшие на презентации «Холодного яра», рассказали, что было душевно – черные холодноярские флаги, люди всех возрастов, парковки, забитые дорогими иномарками. СБУ-шники с ума сходили от непосильной задачи запомнить в лицо всех, кто присутствовал и участвовал в освящении оружия всех желающих в местном пруду. А что, забавно. Новые реалии нашего времени – освящено и зарегистрировано, можно пользовать. Кстати, эпизод этот заимствован из книги Горлиса-Горского, и подозреваю, что в ближайшее время «реконструкторы» на этом не остановятся. И не ограничатся игрушечными войнушками, сценариев для которых в книге, безусловно, хоть отбавляй. Теперь немного о личных впечатлениях – все-таки после полного ознакомления с текстами имею право на какую-никакую дилетантскую рецензию. После обеих книг, за вычетом лирических отступлений и неприятных шовинистических выпадов, мало что меняющих в общей картине, остается в сухом остатке вывод, достойный внимания современных провластных политтехнологов. Девиз холодноярцев «Воля України або смерть», написанный на их черных знаменах, на самом деле отражает не столько благородный порыв к совершенствованию государственного устройства, сколько психологию человека, загнанного в угол. Без разницы, чем – продразверсткой или Налоговым кодексом. Этот девиз можно сократить, убрав оттуда название страны – и получится просто универсальный моральный кодекс, точнее бесстрастный алгоритм действий настоящего камикадзе. Такие делают себе харакири не ради славы, идеалов, мести или еще там чего, а исключительно из прагматичных соображений. Этот девиз - не шантаж, не ультиматум, потому что все уже решено: если человек осознает, что отныне, оставаясь в живых, он вынужден будет жить по правилам, которые его не устраивают, и не в силах будет их изменить, он просто отказывается от такой жизни. Но часто именно в таком состоянии, когда терять нечего, и получается менять правила – отказываясь от переговоров с теми, кому еще есть что терять…Издание вышло объемное – благодаря подборке уникальных фотографий и набору документов, подтверждающих художественное повествование. Сам текст «Холодного яра» уместился бы в небольшой книге, не пугающей своими размерами слабочитающих граждан. Да и цена была бы доступнее. А значит и популяризация холодноярской идеи, о которой так заботятся издатели, катаясь за свой счет по стране и продавая книгу без наценок, пошла бы ускоренными темпами. Тем более что интернет-халяву пока никто не отменял, а это ого-го какая конкуренция.

Виктория Найденова, для «Пятницы»

 

В тему:История не повторяется – просто историки списывают друг у друга.