ПЯТНИЦА общественный иронический еженедельник
НА ГЛАВНУЮ     АРХИВ     ИНФОРМАЦИЯ О ГАЗЕТЕ     КОЛЛЕКТИВ
Новости, основные события в стране и мире глазами Харьковских журналистов. То, что вышло в эфир, и то, о чем мы умолчали: о власти, о городе, о людях, живущих рядом с нами. Наши ответы на ваши вопросы, исследования и впечатления, сплетни и скандалы в жанре, свободном к пониманию всех, кого еще не научили верить во что положено. Обижаться на нас - все равно, что ругать календарь и влиять на погоду.








Забытое сражение

Какая воинская часть начала ратный путь битвой со своими? В названии какого полка здравого смысла не больше, чем в расхожей хохме о квадратном колобке? Уверен, ответы на эти вопросы вряд ли даст даже самый продвинутый военный историк. Зато они хорошо известны слобожанским краеведам. Потому что первый бой прославленного «червонного казачества» состоялся в самом центре Харькова…
       В отличие от Пересвета с Челубеем, открывших Куликовскую битву, имена зачинщиков Харьковского сражения забывчивая история не сохранила. Известно лишь их количество: двое сотрудников уголовной милиции остановили пролетку с двумя «червонными казаками». В стельку пьяными. Случилось это в ночь на 22 марта 1918 года.
       
       День первый. Завязка
       Один из задержанных защищал казацкую честь до последнего, но неудачно. Уронил и ее, и направленный на милиционера браунинг: у трезвых патрульных с реакцией было все в порядке. Отоспавшись в камере уголовного комиссариата (вытрезвителей тогда не было), казацкие души запросились на волюшку. Их просьба была удовлетворена только наполовину. У одного из задержанных не было удостоверения личности, и он остался в комиссариате «до выяснения».
       «Выяснение» появилось около двух часов дня в виде полусотни вооруженных до зубов «червонных казаков». Уголовный комиссариат, находившийся тогда в нижней части Университетской улицы, внезапно оказался блокированным. Половина отряда, спешившись, ворвалась в помещение, а вторая, наведя пулеметы на окна ненавистной «конторы», осталась снаружи. Прохожих с улицы как ветром сдуло. Начали закрываться магазины. Первой жертвой казацких шашек пали... телефонные провода и дежурный, пытавшийся дозвониться до комендантского управления. Но одному из сотрудников комиссариата удалось прорваться в Лопатинский переулок и из гостиницы «Олимпия» сообщить о нападении в штаб боевых дружин. Ответ штаба не порадовал: вся военная мощь революционного Харькова в тот момент участвовала в траурной церемонии: комендант города Петр Кин хоронил своего помощника Александра Света, застреленного накануне.
       В это время ворвавшиеся в комиссариат казаки требовали выдачи своего товарища и… агента, посмевшего накануне арестовать их однополчан. «Провинившийся» прятаться не стал. И даже попытался объяснить казакам причину «резонансного» ареста. Чем и решил свою участь — «Едешь с нами!». «С нами» значило в казармы полка, располагавшиеся на Змиевской улице (ныне — проспект Гагарина). По сравнению с этим путешествием визит ковбоя в индейское селение выглядел безобидной прогулкой. Тем более что незваные гости и не собирались скрывать цель поездки: «Расстреливать будем!». Совершенно обалдевшим сотрудникам «уголовки» казаки пообещали вернуться через двадцать минут и навести в комиссариате настоящий порядок. То есть разобраться, кто, за что посажен и выпустить невиновных.
       Казак сказал — казак сделал. В означенный час отряд (но уже без агента) подходил к зданию комиссариата. Вернее, отрядов подходило два: со стороны Павловской площади (ныне — Розы Люксембург) показалась конная милиция. Завидев противника, «червонные казаки» построились в боевой порядок в ширину Университетской. Впереди были выставлены пулеметы. Рассыпались поперек улицы и милиционеры. Исход едва не начавшегося сражения решил товарищ Кин, вовремя подоспевший с конно-партизанским отрядом и боевыми дружинами. Расклад сил внезапно изменился: казакам пришлось сдаться. Пулеметчиков отправили в камеры, а остальные под конвоем конных партизан были препровождены в казармы. Товарищ комендант установил перемирие и… парочку пулеметов в вестибюле уголовного комиссариата. Как в воду глядел.
       
в тему:

     Хер – это всего лишь название буквы «Х» старого русского алфавита, но теперь об этом хер кто знает.
    

       День второй. Решающий
       Грандиозной битве, состоявшейся вечером следующего дня, предшествовала мелкая зацепка. Дежурившие у комиссариата милиционеры нервно отреагировали на крики, доносившиеся из проезжавшего мимо экипажа. В витиеватом тексте, извергнутом «червонными казаками», печатными были только два слова: «Рассчитаемся сполна!». Разгоряченные ездоки размахивали обнаженными шашками. Вослед матерной повозке зазвучали револьверные выстрелы.
       …А потом милиционеры считали трофеи: трое пленных, три винтовки, три гранаты и замок от пулемета «Кольт». Суб-инспектор комиссариата, возглавлявший «группу захвата», радовался, как малое дите. Ровно полчаса. Ибо по прошествии этого времени в «дежурке» раздался звонок: по городу бродит банда численностью в двадцать человек. Ищут каких-то арестованных. Конно-партизанскому отряду товарища Лихачева, охранявшему комиссариат, приказано было спешиться и занять оборону. Партизаны залегли поперек Университетской. Вскоре со стороны Павловской площади появились «червонные казаки». Они шли с винтовками наперевес, растянувшись цепью.
       С расстояния в пятьдесят шагов казаки открыли беглый огонь. Свидетели — любопытство оказалось сильнее страха — насчитали около ста выстрелов, прозвучавших с обеих сторон. Публику впечатлил казак, который, будучи смертельно раненым, полз изо всех сил в направлении Нетеченского моста. Где и отдал Богу душу. А в это время его однополчане уже бежали вверх по Университетской, преследуемые партизанами Лихачева. Восьмерым удрать не удалось. Колоритный казачина, одетый в английский френч и матросскую бескозырку, метнул в толпу врагов гранату. Но… забыл выдернуть чеку. С таким же успехом можно было кинуть булыжник.
       Когда стихли выстрелы, к зданию комиссариата подъехал комендант города Петр Кин. Пленные казаки исчезли в металлическом чреве огромного, как вагон, бронеавтомобиля «Коршун». В сабельных сражениях разгоревшейся гражданской войны они почему-то не участвовали…
       
       
Эдуард Зуб, для «Пятницы»



       

     Дамы и господа!
     Нам интересно ваше мнение о газете, о материалах, которые она содержит, и о темах, которые в этих статьях подымаются!
     О том, что вам понравилось, с чем вы не согласны, какие темы волнуют вас - вы можете рассказать нам, написав электронное письмо по адресу
[email protected]

С уважением, редакция еженедельника "Пятница"





www.5nizza.kharkov.ua   общественно-иронический еженедельник
© 2003-2007 Газета "ПЯТНИЦА" Харьков Украина      Web programming by Korobkoff